ГлавнаяСтатьиТеатральный рецидив: постскриптум
Опубликовано 16.03.2015 в 13:54, статья, раздел , рубрика
автор: ОК-журнал

Театральный рецидив: постскриптум

После полевых работ участники проекта собрались на консилиум, чтобы обсудить симптомы, которые удалось нащупать за это время. Шесть авторов написали шесть рецензий на непремьерные спектакли новгородских театров. Напомним, что познакомиться с авторами-участниками и текстами можно на страничке «Театрального рецидива». Также мы провели небольшой опрос в социальной сети ВКонтакте, на который откликнулось всего 49 человек. И это тоже симптом в нашу копилку. Из тех, кто нажал на кнопку, 51% вежливо поделился, что прочитал (вариант «Да, я читал(а) все рецензии проекта - пишите ещё!»), а 10% честно ответили «Не, кое-что почитал(а) - скучно...». При этом 8% вообще не читают театральную критику, а 6% не ходят в новгородские театры. Впрочем, 24,5% отметили, что не слышали о таком проекте. Стоит ли серьезно относиться к этим цифрам? Во всяком случае, мы благодарны тем, кто принял участие в опросе. А теперь предлагаем читателям стенограмму встречи участников проекта.

Адресат и адресант: а есть ли связь?

Сергей
Один из принципиальных вопросов сегодня – это целевая аудитория театральной критики. Для кого мы пишем рецензии? Представляем ли мы своего читателя? Говоря откровенно, когда я пишу, то сразу не думаю, кому адресую текст. По большей части, театру – режиссеру, актерам, чтобы они через меня увидели то, что они сделали. Вписался ли спектакль в некий контекст или нет? Может я, как критик, не увидел что-то из того, что они хотели сказать. Мне и «Дискуссионный театр» в «Малом», который оказался на пути этого проекта, хотелось вывести на этот разговор – что зрители поняли из увиденного. Потом возникают некие просветительские моменты – например, если это такие спектакли как «Вдребезги» или «Ифигения-жертва» того же театра «Малый». Не только в аннотации, но и в рецензии можно рассказать читателям, откуда берет истоки сценография или общее решение спектакля. Подводя личные итоги, я считаю, что проект состоялся интересным. Получилось шесть совершенно разных текстов. В каждом из них авторский взгляд на спектакль и индивидуальный подход к тексту. Каковы же ваши переживания, впечатления от работы над спектаклем?

Мария
Для кого же мы пишем? Моя цель как раз противоположна. Пишу очень эгоистично в том плане, что я просто зритель. Но так как работаю в газете, то имею право сказать, что я в театре увидела. Штука в том, что мне чаще всего хочется рассказать потенциальным зрителям, моим коллегам, друзьям – вот я сходила, посмотрела и что я по этому поводу думаю. От проекта я ожидала, что же скажут коллеги? На премьерах театра драмы я часто досиживаю до антракта, а потом меня сметает. Теперь в задачу входило посмотреть не премьерный спектакль «Мужчина по заказу». И мне хотелось проверить себя. Три года назад я сбежала, а может сейчас что-то поменялось? И у меня вышло так, что мое мнение просто подтвердилось. Меня раздражает, что большое количество зрителей приходит, и им это нравится. Я понимаю, что мой голос – это писк комара. Но раз у меня есть такая возможность сказать, то я говорю - это совсем не то, на что нужно тратить время. И вот это я хотела заложить в текст тоже.

Сергей
Мне бы хотелось возразить. Экспертиза спектакля – ходить или не ходить – это хорошо для больших городов, когда много театров и огромный выбор. И это сильно завязано на коммерции. Критики очень быстро после премьеры пишут, там есть свои внутренние течения, адресность и эффект. А у нас для зрителя совсем небольшой театральный выбор. И интересом в чтении рецензии в первую очередь у них должно быть – а как понимать то, что они увидели. Рецензент должен попытаться в первую очередь заставить сформировать в зрителе тоже свое отношение к спектаклю. Не навязывать его, не отговаривать зрителя ходить на неудачный спектакль. Зритель в любом случае должен прийти, но уже нагруженный багажом и попробовать сам сравнить прочитанное с увиденным. Наши тексты не истина в последней инстанции, но одна из истин даже не в плане качества постановки, а больше ее содержания и созвучности современному культурному, социальному, какому угодно другому контексту.

Мария
Ни в одном из наших текстов не прозвучала экспертиза.

Сергей
Поэтому я удивился, услышав эту позицию.

Мария
Но мне кажется, что из моего текста можно сделать определенный вывод.

Непритязательный вкус и притязательная рецензия

Анна
Я хотела бы продолжить эту мысль. Допустим, я простой читатель. Как я отношусь к текстам о культуре? Для меня всё в первую очередь как анонс. Не важно, что там написано. Я считываю только формальные вещи – что, где, когда и сюжет. Маша, прочитав твой текст, они ничего не поймут. Я бы хотела защитить зрителей, которые смотрят комедии в театре драмы.

Мария
Потому что они создают основную зрительскую массу?

Анна
Хоть у них и не очень притязательные вкусы, это та основа, на которой сейчас держатся все театры, филармония, выставочные залы. Почему мы должны их всё время упрекать, подкалывать, что они не такие умные? Я бы хотела, чтобы наш разговор начинался со своего опыта, который мы получили в рамках этого проекта.

Татьяна Д.
Я в первую очередь пишу для себя. Это для меня попытка разобраться в спектакле. О спектакле «Игра с привидением» мне было очень сложно писать. Это было долго и мучительно, был поиск, о чем и что я хочу написать.

Мария
После этого текста мне самой захотелось увидеть «Игру с привидением».

Татьяна Д.
К сожалению, пьеса несколько выигрышнее, чем постановка. Но в моей семье есть тот зритель, о котором мы заговорили. Это моя мать, которая очень любит театр драмы и смотрит почти всё и по два раза. Она готова ходить и платить за то, что видит. При всем том, что ей может что-то не нравиться, но она провела свои выходные и довольна этим. И таких людей много среди ее подруг, которых она призывает ходить в театр. Не обязательно, чтобы люди были в восторге от всего, что они видят, но ходить в театр для них стало нормой.

Сергей
Я подхвачу этот разговор. Я вижу публику в разных городах. Зритель в принципе везде одинаковый. Он прочитал аннотацию, заинтересовался или просто пошел, потому что премьера и есть свободное время, платит деньги и смотрит. А дальше, нравится – не нравится, понимаю – не понимаю, ушел в антракте – не ушел в антракте. Но все эти переживания остаются в узком кругу. Что зрителю показали, то у него и есть. И зачем тогда возникает поле критики? Рассказать, что зритель дурак и аплодирует плохому спектаклю? Нет. Когда мы говорим, что в спектакле не состоялось, что на наш взгляд не доделано, недосыграно – мы в первую очередь говорим самому театру. Мы люди не самые обыкновенные, у нас есть опыт и профессиональный инструментарий, мы имеем право сказать. И принято делать это через прессу. Если читатель способен оценить достоинства спектакля и достоинства текста, то это не помешает ему выработать свое отношение к увиденному. А если он будет руководствоваться этим как рекламой или антирекламой – то это проблемы конкретного зрителя. Мы не можем застраховать ту часть публики, которая не ходит в театр, потому что соседка сказала, что на этот спектакль ходить не надо или в газете что-то написали.

Дискуссионная среда в атмосфере безмолвия

Мария
А если по-честному, то среднестатистический зритель вообще рецензии читает?

Сергей
Случайно прочитают.

Татьяна А.
Я писала для того, чтобы привлечь кого-то в театр, заинтересовать зрителя, чтобы он сам смог оценить спектакль. А моя подруга, следящая за проектом, сказала, что наши тексты очень большие и она не смогла осилить, видимо, ни один из них.

Сергей
И это еще раз подтверждает мою мысль о том, что большинство вещей мы пишем для театра. Это наш профессиональный диалог. Не беда зрителя в том, что он заказывает в театре.

Анна
Это вопрос к театру или зрителю? Заставьте театр делать спектакли, которые вас устраивают.

Мария
Действительно, сложно разобраться, спрос ли рождает предложение или наоборот. Если мы, пишущие, можем на что-то влиять, то мы должны направлять свои усилия в две стороны.

Маргарита
Если говорить о театре, как о поставщике культуры, то первый посыл к нему. И только потом к зрителю. Потому что зритель ходил, ходит и будет ходить в театр, а массовость – это уже другой вопрос. Именно театру под силу формировать культурное поле зрителя. И он должен это делать. Зрителю действительно нравится легкий репертуар, он не замечает недостатков режиссуры и актерского исполнения. Но я уверена, что если театр будет повышать планку, то зрителю понравится еще больше. Я сейчас учусь ходить в театр, как в восемь лет, то есть стараюсь сбрасывать определенный опыт, не представлять заранее, как все должно пройти на сцене, а просто впитывать, и уже после просмотра делать выводы.

Сергей
На самом деле, один текст ничего не решает. Только критическое поле может как-то повлиять или на руководство театра, или на зрителя. Когда на спектакль выходит несколько рецензий, тогда уже есть повод для обстоятельного разговора. Но есть ли в нашем городе театральная среда?

Маргарита
Театральная среда есть. Вопрос в ее активности, во взаимосвязи театра и его зрителей, журналистов.

Мария
Мы в редакции, бывает, сидим, обсуждаем статью. Нам кажется она актуальной. Но на какую-нибудь ерунду комментариев на сайте много, а то, что мы так долго «вынашивали» прошло будто стороной. Изнутри нам, участникам проекта, кажется, что жизнь бьет ключом и по голове, но объективно оценивая ситуацию, я вижу, что театральная среда в нашем городе широко известна в узких кругах. Есть несколько десятков человек, даже сто человек не наберем – это творческие коллективы театров и тех, кто вокруг них. Вот и вся среда.

Маргарита
Тогда если с кого и начинать формировать эту среду, то с театра, а не со зрителя. Потому что зритель ест всё, что ему дают.

Татьяна А.
Многие журналисты или активные зрители, которые могли бы написать отзыв в СМИ или в блоги, почему-то ограничиваются походом в театр. Посмотрели – а отклика нет. Очень редко бывают обсуждения после спектаклей.

Татьяна Д.
Так у нас в жизни столько проблем, еще и театр обсуждать? Культура в газете всегда не на первой странице.

Сергей
А почему? Что сегодня такого произошло? В позапрошлом веке обсуждение театральных, музыкальных премьер, выставок становилось одной из главных тем прессы, даже в пору формирования массового общества.

Татьяна Д.
Читают больше о криминале и курсе валют. Раз читают, значит об этом больше пишут.

Маргарита
Значит, надо больше писать о культуре, тогда эти тексты снова станут востребованными.

Сергей
Может, не больше, а по-другому?

Маргарита
Мне кажется, чем больше ты будешь приносить, тем быстрее читатели будут привыкать.

Мария
Нет, какой-то слой всё равно будет этим интересоваться, но увеличиваться он не будет.

Сергей
Тогда мне хотелось бы подвести итоги. Каждый из нас ставит себе вроде бы разные задачи, когда пишет рецензию на спектакль. Радует, что цель у нас одна – сделать критические тексты обсуждаемым полем, частью театральной среды, которая равно направлена как на театр, так и на зрителя, да еще в себе помогает разобраться. С рекламой спектаклей, созданием имиджа театры отлично справляются сами. Но мы понимаем, что этого недостаточно. В принципе, только в наших силах продолжать это дело, в котором нет никаких подводных течений, кроме – да прозвучат эти страшные слова! – искусствоведческого дискурса.

Как видите, эта встреча вскрыла еще больше проблем. Некоторые из них уже обсуждались в прессе, какие-то никогда не будут решены. Во всяком случае, новгородской театральной среде необходимо озвучивание профессиональной и эстетической позиции как со стороны театров, так и со стороны критики и зрителей. И всё это вызывает не только исследовательский интерес, но и вполне человеческий азарт. А потому было принято общее решение продолжать проект.

Использованы иллюстрации Сюзан Герберт

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: