ГлавнаяСтатьиЛегкая э…
Опубликовано 9.03.2015 в 14:26, статья, раздел Искусство, рубрика Территория театра «Малый»
автор: ОК-журнал (Сергей Козлов)
Показов: 758

Легкая э…

Новгородский театр для детей и молодежи «Малый» поставил еще одну вешку на пути по 25-му театральному сезону. Кто следит за развитием событий, уже в курсе акций, инсталляций, дискуссий и других придумок, которые еще больше расцветили и без того нескучную жизнь «Малого». Спецпремьера спектакля к юбилею «Легче легкого…» заставила вдохнуть нас на целую неделю. Теперь, на выдохе, попробуем рассказать о своих переживаниях, пока театр готовится к следующему показу.

Привычный гардероб «Малого» исчез. Лавочки, прикинувшиеся стойкой, за которую обычно уплывали куртки и пальто, стояли столь уютно, что хотелось заглянуть под них в поисках домашних тапочек. Театр ли в этот раз задавал атмосферу «квартирника» или же сами зрители, в основном из друзей и давних поклонников, были по-особому настроены на юбилейный спектакль?

В любом случае, гардероб исчез. Но, как Мойдодыр возник на сцене. То, что «театр начинается с вешалки», мы тысячи раз слышали. Но чтобы спектакль… Персонажи спрятались в гардеробе, как в сказочном лесу. Если посветить фонариком, то повседневные крючки превращаются в тонкие и причудливые ветви дремучей чащи. Как в детстве – не то чтобы страшные, но жутко таинственные.

Да и весь спектакль «Легче легкого…» получился о детстве. Не о возрасте, с которым мы связываем беззаботность и пеструю фантазию. Но о том особенном сказочно-мифологическом сознании, с которым театр исследует мир. Музыка, песни, движение и рассказываемая история в спектакле если не заветная синкретичность в искусстве, то погруженный в себя легкий шаг к ней. Режиссер Надежда Алексеева создала ритуальное действо, открытое каждому зрителю, но каждому – в своей степени интимности.

А потому и разговор о спектакле может быть в двух плоскостях. Одна – «А помнишь?». Пространство художника Игоря Семенова очень быстро от конкретных вещей рассеивается в калейдоскопе деталей. Из-за стойки в полумраке выползает Олег Зверев с песней графа Кентервиля. Он уже давно ничем не похож на своего персонажа десятилетней давности, ни грима, ни костюма. Но голос, нисколько не изменившийся за эти годы, добавляет к жутковатой и комичной песне лязг кандалов. И гробница, из которой вылезал герой, уже маячит то ли в памяти, то ли на сцене. Кажется, что слышишь даже детский довольный визг. Поет Татьяна Боброва в темноте сцены. И в этой темноте память вновь рисует теневые узоры «Кота, который гулял, где хотел». Эти и другие спектакли уже не вернутся, а потому щемит где-то в зоне, отвечающей за сентиментальность…

А с другой стороны, команда театра с легким нервом, открыто и стремительно старается поделиться тем, что так дорого и (так и хочется сказать, что утрачено, но, как видите, еще живо) и любимо. Три парки – Елена Федорова, Марина Вихрова и Елена Федотова плетут нить-судьбу «Танатоса». А вот и «Бестолковые люди», которые так же немного инопланетяне в новом пространстве. Эти фрагменты рождаются заново и с новой силой. В пластических сценах уже нет поиска – театр давно утвердил художественную значимость своих произведений. Да не прозвучит пошлым сравнение, но то, что еще несколько лет назад вызывало вопросы, недоумение, мучило сознание непривычностью, сейчас – как академическое искусство, родное и понятное. Вот и новогодние спектакли – вряд ли кто-нибудь несемейный слышал озорные песенки в исполнении Марины Вихровой и Кристины Машевской – наивные, прозрачные. Сегодня в зале другая публика, а потому заячьи ушки персонажа еще острее, заводнее и – снова сентиментальнее… Этим настроением проникнуты и ансамблевые посиделки под гитару. Американская классика, звучащая в «Томе Сойере», здесь принадлежит другому спектаклю.

Узнавание спектакля и связанные с ним переживания – самый заметный прием режиссера, который она оборачивает против зрительских ожиданий. Ведь даже возвращаясь к недавней премьере «Вдребезги», почти не узнаешь звучание. Алексей Коршунов, солируя Маяковского, играет уже новый спектакль. Ритмы мягче, улыбка светлее, не исчезает дружеская атмосфера «Легче легкого…». Да и Любовь Злобина едина как экскурсовод из «Кентервильского привидения» и чтица из «97 с половиной шагов…». Сегодня ее изумительное мастерство мелодекламации и рассказчицы самоценно. Стремишься ухватить спектакль из прошлого, увидеться вновь с любимыми персонажами. Но нет их, театр эфемерен и невозвратим. Зато есть актеры, живые и полнокровные. И музыка.

Это вторая плоскость, через которую можно смотреть спектакль. Раз уж зрителям предлагают ревю, состоящее практически полностью из произведений Татьяны Бобровой, то найти свое отношение к этой музыки тоже естественно.

В спектаклях они могли быть музыкальными номерами или голосами персонажей, как в «Танатосе» или «Коте, который гулял, где хотел». Мелодии – от популярных детских до фолковых, романсовых. В «Легче легкого…» они как бы складываются в новый сюжет, столь же ускользающе-поэтичный, как и большая часть лирики, послужившая основой для песен. Их театральность иногда хочется сравнить с тем, что дорого самому – работами композиторов над постановками Cirque du Soleil, творчеством Ирины Богушевской… Но чаще всего сравнить не с чем, да и композиторский почерк Татьяны Бобровой неуловим. Как и в режиссуре, здесь много поисков, проб, исследований творческих задач нетривиальными путями. Какие-то мелодии запоминаются сразу, другие скрываются за туманом памяти. Но основное ощущение от большинства произведений – нежность, любовь к самым болевым проявлениям жизни, преодоление одиночества и чуткий слух к звучанию мироздания. Большинство песен никогда не смогут выйти на эстраду. Правда, как оказалось, они смогли жить и вне контекста спектаклей, для которых создавались. Но тут уже ювелирное искусство режиссера Надежды Алексеевой и неутомимая творческая энергия актеров, сумевших создать им новую оправу.

Начиная спектакль с вешалки, команда «Малого» как бы подчеркивает, что театр – их дом. Войти в него порой очень непросто. Чувствовать ли себя другом, гостем или посторонним – вопрос жутко экзистенциальный. И ответить на него честно спектакль «Легче легко…» как раз очень помогает.

Фото: Илья Дзюба

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: