ГлавнаяСтатьиТеатральный рецидив: между комедией и водевилем
Опубликовано 21.02.2015 в 17:30, статья, раздел , рубрика
автор: ОК-журнал
Показов: 753

Театральный рецидив: между комедией и водевилем

Второй выпуск (так уж получилось) посвящен спектаклям Новгородского академического театра драмы им. Ф.М. Достоевского. Напоминаем, что выбор наш был абсолютно случаен. Подробнее о замысле и авторах можно прочитать на страничке проекта. А сейчас разговор пойдет о комедиях, который парадоксально оказался нелегким.

Мария Клапатнюк
Что заказывает зритель

Александр Галин
МУЖЧИНА ПО ЗАКАЗУ
Режиссер-постановщик – Сергей Гришанин

Премьера спектакля «Мужчина по заказу» режиссёра Сергея Гришанина состоялась в конце января 2013 года в Новгородском академическом театре драмы им. Ф.М. Достоевского. Пьеса Александра Галина «Сирена и Виктория» была написана в середине 90-х годов – конечно, далеко не классика, но всё же двадцатилетний срок выдержки что-нибудь да обещает. Значит, будем разбираться.

Своего зрителя спектакль радует уже более двух лет. В том, что именно радует, сомневаться не приходится. Несмотря на небольшое количество публики, собравшейся в центре большого зрительного зала, на всё, происходящее на сцене, гости реагируют если не взрывами, то волнами щедрого хохота. На «ура» у новгородцев идёт юмор про «беленькую», рифмованные куплетцы на эту же тему и изрядно исковерканный английский.

А на сцене, между тем, происходит примерно следующее.

Сирена (Светлана Винокурова) – риэлтор и бизнес-леди, идущая в ногу со временем (что для нас принципиально важно!), нанявшая репетитора по английскому языку – Викторию (Ирина Гришанина). Последняя - доктор филологии, оставившая своего возлюбленного в не столь отдалённом прошлом и всё ещё страдающая. Внешне им придано максимальное различие, в соответствии с представлением об их социальном статусе и сценической биографии. Но женщин всё же связывает ощущение собственного одиночества.

Не удивительно, что движение спектаклю задаёт именно визит мужчины, заказанного деловой Сиреной по объявлению. Мачо, он же самец, он же объект, судя по тексту объявления, готов выполнить «все самые сокровенные желания дамы». По зрительному залу при зачитывании бежит холодок. Оставим решение вопроса - целомудрия или ожидания, - в стороне. Тем более, что Мужчина (заслуженный артист России Геннадий Алексеев) появляется в несколько ином амплуа, весьма привычном для почитателей таланта Алексеева, но совершенно неожиданном для двух подруг.

Далее будем откровенны. Вся интрига, которую, в общем-то, не трудно разгадать в момент, когда между подругами звучат первые разговоры об объявлении, на сцене разворачивается на протяжении более двух часов. Предусмотрен и антракт – на «подумать». Но долго и продуктивно размышлять над незатейливым сюжетом действительно нелегко. Как не пытайся выжать из комедии «нечто большее», в сухом остатке получаем очень и очень традиционный коктейль: бальзаковский возраст, одиночество, разочарование, умело прикрывающее всё ещё теплящуюся надежду, неожиданный случай – редкий в жизни, частый на сцене.

Так в чём же проблема? Казалось бы, суммируя всё изложенное и вычитая слишком наивную «близорукость» героев, да чересчур выверенные, ожидаемые диалоги, получим вполне реальную жизненную историю. Но, пожалуй, именно распространённость жизненного явления «одинокая женщина за сорок желает познакомиться», разыгранная на сцене и не приправленная дополнительным психологизмом, реальными деталями, суровой правдой жизни или оригинальными находками, делает сюжет уж чересчур простеньким и не позволяет всерьёз говорить об актуальности и своевременности спектакля.

В конце концов, стоит ли обсуждать злободневность такой проблемы, как ежедневный едкий звонок будильника в ранний час или неизбежно наступающие сумерки?

Мелкие детали спектакля тоже не заставляют задуматься о дне сегодняшнем. Бизнес-леди в синем корсете и пышных бордовых розах, учёный-астроном в кухонном фартуке со звёздами, конспект по английскому языку, потасканная газета, в которой отыскивается само объявление (художник Николай Минченко). В середине 90-х, всё это может быть и возможно, опять же с большим натягом. Перечисленное привычно для театральной постановки, от того и воспринимается из скрипучего зрительского кресла, но совершенно невообразимо в соседней квартире.

Вот и получается, что театр снова демонстрирует свою иллюзорную сторону, представляя «жизненный» сюжет. Выстроенный фасад больше всего напоминает «потёмкинскую деревню». Но зрителя, что немаловажно, это пока вполне устраивает. Магическое слово «комедия» примиряет с условностями и не пускает социально-острое, будоражащее нечто большее в наших современниках.

Фото: Ольга Осипова

Анна Бардина
Портной не нужен?

Жорж Фейдо
ДАМСКИЙ ПОРТНОЙ

Режиссер-постановщик – Борис Манджиев

Премьера спектакля «Дамский портной» по пьесе Жоржа Фейдо состоялась в Новгородском академическом театре драмы им. Ф.М. Достоевского в конце осени 2014 года, совсем недавно. Режиссёр заслуженный деятель искусств РФ и РК Борис Манджиев показал новгородской публике любовную коллизию парижского мещанства.

На первый взгляд историей обмена тремя семейными парами взаимными адюльтерами сегодня никого не удивить, она элементарна, даже примитивна: любвеобильный врач Мулино (Геннадий Алексеев) провёл ночь вне дома, за что был измучен и допрошен молодой красавицей-женой Ивонной (Анна Кондрашина) и тёщей, воинственной мадам Эгревиль (Лилия Сергеева). Спустя несколько мгновений в дом является последняя любовница Мулино — экзальтированная жена офицера Сюзанна (Ирина Гришанина) вместе со своим мужем-военным, господином Обеном (Валерий Бирюков). Непосредственно сама «комедия положений» начинается с появления на сцене Бассине (Павел Рудаков), то ли друга дома, то ли делового партнёра Мулино, то ли просто соседа. Ему же предстоит встреча со своей заблудшей женой Розой (Светлана Винокурова), которая командует любовником Обеном. Герои снимают явочные квартирки, искусно, легко, «по-парижски» обманывают друг друга, попадая в одно неловкое и смешное положение за другим. Цепочка событий, которую можно было заполнить, например, философским, сатирическим, каким угодно содержанием, на деле оказывается полой, нарочито облегченной. Режиссёр Борис Манджиев предпочёл отказаться от какой бы то ни было серьезной проблематики в работе со смысловыми нитями пьесы, за которые Фейдо вполне сознательно дергает своих персонажей. На протяжении двух часов плотного, стремительного сценического времени актёры дрейфуют от явления к явлению, от одного столкновения любовников до другого, сколь неожиданного, столь и формального.

На фоне принципиального нежелания режиссёра увидеть в пьесе Фейдо хоть какой-то смысл (может быть, не дай Бог, даже мораль) художник Дмитрий Саврин поступает логично и последовательно: формально выстраивая интерьер, он добавляет иронии (кривой угол висящей над суетой действия картины, намекающий одновременно на ветхость и отработанность жанра, на праздную ограниченность проблем и желаний среднего парижского мещанства). Но тоже далеко не уходит от позиции режиссера.

Актёрский состав, сильный, талантливый, опытный в свою очередь не принес свежих формул комедийного мастерства. Геннадий Алексеев не предпринимает ни одной попытки выйти из годами отработанной «зоны комфорта»: Мулино в его исполнении на редкость одномерен, но, впрочем, и последователен. Анна Кондрашина, в своё время многих удивившая органичностью образа Настасьи Филипповны из «Н.Ф.Б.» Искандэра Сакаева, в роли Ивонны — истерична и порывиста в каком-то недопонятом представлении об опереточной экзальтированности.

Живой нерв есть у Сюзанны в исполнении Ирины Гришаниной, который на свой лад удачно интерпретирует Валерий Бирюков в роли Обена: мы достаточно отчётливо можем проследить логику артиста, грамотно и тонко выстроившего образ своего героя, придав ему определённые социальные черты, вписав его в конкретную и понятную систему социальных типажей. Дробный шаг, резкая речь, состоящая почти сплошь из уставной лексики, мужланские ухватки — да, перед нами настоящий военный. Сословную логику выдерживает герой Юрия Ковалёва: слуга Этьен самим фактом своего нахождения на сцене напоминает о той эпохе, к которой принадлежит пьеса, чей сценографический образ формально стремится уйти от привязок ко времени. Симпатию вызывает Помпонетта, неожиданная, навязчивая, решительная. Наталье Богомоловой удалось создать очаровательный и запоминающийся образ практичной женщины, персонажа незаменимого в такой сдержанной постановке, принимая во внимание всю жанровую специфику спектакля, как «Дамский портной» Бориса Манджиева.

Новгородский театр драмы в очередной раз пользуется плодами драматурга-классика, чтобы привлечь и развлечь нового зрителя. Тот же навязчивый водевильный характер мы видим в свежем спектакле «Много шума из ничего» в постановке Дмитрия Сарвина, здесь и «Брачные страсти» Эдуарда Скарпетты и «Проделки Ханумы» Авксентия Цагарелли в постановке Сергея Гришанина. Характерно, что французский драматург Жорж Фейдо, писавший лёгкие комедии положений для непритязательной буржуазной парижской публики в конце XIX века, пригодился новгородскому театру именно сейчас. На наших глазах продолжает зреть социальный кризис, прогрессирующий на фоне общероссийских макроэкономических проблем, «Дамский портной» — это очередная попытка «законсервировать» ситуацию.

Фото: Сергей Гриднев

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: