ГлавнаяСтатьиШпрехшталмейстер — самый главный человек в цирке
Опубликовано 15.09.2017 в 14:12, статья, раздел Увлечения
автор: ОК-журнал (Дарья Иванова)
Показов: 519

Шпрехшталмейстер — самый главный человек в цирке

Самый главный человек в цирке — это ведущий или, как его еще называют, шпрехшталмейстер. Но артист «Советского цирка» Максим Миллиан, не только ведущий циркового шоу. Он так же единственный в России артист, который владеет сложным цирковым жанром — профессионально крутит лассо и умеет бить ритм плетьми. На первый взгляд, все это очень просто, однако работа с лассо требует много сил и проворности. До 17 сентября у новгородцев есть уникальная возможность увидеть это своими глазами.Sovetskiy-tsirk-v-Velikom-Novgorode-_53_lr_868x579.jpg

Максим Миллиан дал интервью интернет-журналу «Область культуры» и рассказал, как пришел к такому сложному жанру и почему выбрал именно его:

— Сложно ли совмещать работу ведущего и выступать с собственным номером?

— Физически сложно. Во-первых, мне нужно успеть сменить костюм, во-вторых, настроиться на работу и размяться. При этом, как ведущий, я должен хорошо выглядеть. Мой номер достаточно динамичный, темповой и я сильно потею, когда исполняю его. Нужно после работы быстро переодеться, выдохнуть и успеть припудриться, чтобы не блестеть и вновь превратиться в ведущего. В этом основная сложность.

— От того, как вы представите следующий номер, зависит ли его восприятие зрителями или нет?

— Да, конечно! Я считаю, что от этого зависит 50% успеха. Мне есть с чем сравнивать, потому что я давно занимаюсь этим и к тому же я являюсь дипломированным шпрехшталмейстером, то есть ведущим циркового представления. Я окончил кафедру режиссуры в институте культуры и еще занимался декламацией. Так же я посещаю другие цирки, смотрю, как это делают мои коллеги, как они делают это без интереса. Я называю себя капитаном корабля. От ведущего зависит много.Sovetskiy-tsirk-v-Velikom-Novgorode-_52_lr_868x579.jpg

— Как вы настраиваетесь, прежде чем выйти в роли ведущего?

— Перед представлением все артисты цирка собираются за кулисами: ковёрные (так артисты между собой называют клоунов), ассистенты, другие артисты. Мы все перевоплощаемся, надевая костюмы, гримируясь, подготавливаясь к работе. И в нашей творческой атмосфере мы все помогаем друг другу. У нас всех есть какие-то напутствия, какие-то свои секреты, шутки. То есть мы все помогаем друг другу настроиться. А как ведущий, перед тем как выйти к зрителям, я разминаю свои голосовые связки, проговариваю какие-то скороговорки. Я считаю, что нужно уметь говорить в микрофон.

— Как давно и почему вы связали свою жизнь с цирком?

— Я потомственный артист в третьем поколении. Когда я пошел в институт после школы, я был уже профессиональным артистом и попробовал к тому времени себя во многих жанрах. С 9 лет я работаю на манеже, так же как и мой коллега, джигит Диловар Муминов. Мы давно с ним знакомы, потому что начинали вместе. Наши родители, которые тоже являлись артистами цирка, дружат. Тех, кто родился в семье артистов цирка, называют «опилочниками», но таких людей сейчас, к сожалению, мало. Мы продолжаем дело наших родителей: работаем в том же жанре что и они или, пробуем себя в другом, но все равно остаемся в цирке. Мы продолжатели цирковой профессии, как я или, например, мой младший брат — канатоходец. Моя мама два года назад ушла на пенсию, она отдала цирку 50 лет и скучает по нему, по его атмосфере. И я говорю правду, когда обращаюсь к зрителям со словами, объясняю, что аплодисменты — это самая главная награда для артиста цирка. Именно по овации скучают все артисты, которые по тем или иным причинам уходят с манежа. Овации это своего рода энергетический посыл от зрителей. Сложно работать в цирке, потому что это не театр. Зрители вокруг и нужно работать на все 360 градусов. Мой номер длиться 8 минут, и я устаю за это время больше, чем за 3 часа тренировок. Я работаю один, без партнеров или животных, спрятаться не за кого и потому я отдаю себя всего. Но в ответ получаю аплодисменты, а это самая большая награда.Sovetskiy-tsirk-v-Velikom-Novgorode-_55_lr_868x682.jpg

— Вы долго обучались работе с лассо?

— Да, достаточно долго. Я владею жонглированием, акробатикой, эквилибристикой, гимнастикой. Почти всеми жанрами я овладел за свою жизнь, потому что мы работаем все вместе. Если жонглер тренировался, я подходил и просил меня этому научить и так же просил у других артистов. Мы все цирковые дети так учились. Потом выбирали себе свой жанр, тот от которого получали больше удовольствия. Я пробовал работать в разных жанрах, но не была драйва. Поэтому я занялся тем, чем никто в стране не занимается. Я очень сильно этим горжусь, потому что таких артистов как я, то есть тех, кто владеет лассо, человек пять на всю Россию. С плетью работают многие, а вот лассо — это забытый жанр в цирке. Кто-то, может быть, и хочет заниматься этим жанром, но нет педагогов и самоучителей в России. Мне пришлось побывать в Америке, Польше и Чехии, чтобы научиться крутить лассо. Казалось бы, какие в Чехии и Польше ковбои, но там настолько развит этот жанр, что даже проходят соревнования по метанию лассо и трюкам. Это очень сложно и нужно каждый день тренироваться, чтобы не потерять навыки работы.Sovetskiy-tsirk-v-Velikom-Novgorode-_61_lr_868x579.jpg

— Со стороны трюки с лассо выглядят очень просто, а на самом деле?

— Моя задача в том, чтобы казалось, что это просто. Кто-то мой жанр даже назвал «игра с лассо и хлыстами», потому что я стараюсь играючи показать то, что умею. Я играючи кручу лассо, но чтобы это показать зрителю пусть даже в течение двух минут, я долго учился. На репетиции это одно, а перед зрителем это совсем другое. Сколько я не учил других работе с лассо, люди не продолжали потом работать самостоятельно. Так же я умею двумя хлыстами выбивать ритм, чего не делает никто. В России не ценится этот жанр, люди и даже мои коллеги не понимают насколько это сложно.Sovetskiy-tsirk-v-Velikom-Novgorode-_57_lr_868x579.jpg

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: