ГлавнаяСтатьиАвдошки — встречи со «снежным человеком» (продолжение)
Новгород чудесный:
Книга Олега Иванова
Опубликовано 13.09.2017 в 10:15, статья, раздел Увлечения, рубрика Новгород чудесный
автор: ОК-журнал (Олег Иванов)
Показов: 487

Авдошки — встречи со «снежным человеком» (продолжение)

Ранее мы писали о феномене авдошек — маловишерских йети.

Сейчас журнал «Область Культуры» продолжает публикацию страниц книги Олега Иванова, жителя Малой Вишеры, посвятившего жизнь изучению таинственного обитателя маловишерских лесов. Местное население зовёт это существо авдошкой, хотя во всём мире оно известно как йети, каптар, сасквоч, бигфут и снежный человек.

Предыдущие части: первая, вторая третья

«Профессор»

Вытащил нас тогда из болота, как оказалось, Александр Петрович Комлев, который жил рядом с авдошками и изучал их. Было ему тогда 40 лет. Окрести­ли мы его «профессором». Настала пора рассказать о нем подробнее.

Кроме меня его знали мои роди­тели. С ним были еще знакомы муж моей тети Иван Назаров и его дочь Вера Сеноедова. Находил с ним об­щий язык и мой школьный товарищ Павел Никифоров. Наглядно его зна­ли и некоторые работники завода «Ударник». Он целую зиму работал со мной на стройке. Хотя через мою стройку прошло столько людей, что я не всех помню.

старая Малая Вишера

Он был среднего роста, крепкого телосложения. Лицо красивое, воло­сы черные, кудрявые, с залысинами. Лоб большой. Глаза карие, выпук­лые. Нос с горбинкой. Выделялись крепкие ровные зубы. Лицо было смуглым. Из одежды он часто носил серый шерстяной свитер с серыми брюками. Брюки заправлялись в са­поги, резиновые или кожаные. В хо­лодные летние дни носил кожаную куртку со змейкой, уже довольно стертую. В дождливую погоду наде­вал серый плащ. Часто ходил без го­ловного убора или носил берет не­определенного цвета. Когда уезжал куда-нибудь на север, надевал тоже кожаную куртку, но теплую.

Он был 1920 года рождения и сейчас ему было бы 76 лет. По его словам, был он в 1953 году репрес­сирован и осужден за то, что рабо­тал в институте, не принося пользы для народного хозяйства страны. Ви­димо, еще с молодости увлекался «снежным человеком».

йети бигфут каптар авдошка

Город, где он жил, вероятнее все­го был Ленинград. А «зона», где от­бывал срок, — лесоповал в Архангель­ской области. Не отсидев свой срок, бежал, увидев следы «снежного че­ловека». Если ему удался побег (это мое предположение), то ему не стоило труда скрыться в лесу навсе­гда. Он же в нем был, как рыба в воде.

Про себя он говорил иногда, что он еврей по национальности, строи­тель по необходимости.

архангельский лесоповал

Мне еще в молодости было ясно, что он живет в дружбе с авдошка­ми. Он мне говорил, что авдошки постепенно привыкают к человеку, о чем я не знал и нигде не читал.

А вот видеть это пришлось. Он так досконально знал их жизнь, по­вадки, места обитания, что мне ка­залось, что он мог даже управлять их поведением. Например, когда в этой семье ушел самец, а потом стала болеть и самка, он уехал в Ко­ми, где нашел самца для младшей дочки-самки в лесу, а сам, оказав­шись в роли свата, увел двух самок, старую и молодую, на восток, где и народилось на свет дите, которое Александр Петрович нарек Снеж­ком.

В начале восьмидесятых годов, ко­гда «профессор» умер, авдошки, второе поколение, вернулись на не­сколько лет в «горнецкий треуголь­ник», где мы с женой на краю Лу­шина болота видели их.

Аномальные зоны новгородской области

Был он человеком сверхъестест­венным. Приведу хотя бы такой при­мер. Весной на болоте увидели га­дюку. Она вылезла из-под хвороста погреться. «Профессор», подойдя к змее, медленно начал подносить свою руку к ней, все ниже и ниже. Гадюка извивалась от жары, а уполз­ти не могла. Когда он убрал руку, она ушла в хворост.

Все летние сезоны Александр Пет­рович питался только съедобными лесными растениями, которых знал он множество. Он был вегетарианец. Летом из продуктов ничего не поку­пал, а зимой не ел мяса.

Часто в летнюю пору «профессор» уезжал в северные районы в поис­ках новых семей «снежных людей». У него в самодельной палатке я ви­дел тетради, куда он записывал свои наблюдения. Вероятно, за 20 лет их накопилось много.

йети бигфут каптар авдошка

Летом 1976 года я уехал в коман­дировку в город Пермь. Когда при­ехал домой, то узнал от Павла Ни­кифорова, что «профессор» умер. Хоронила его больница как безрод­ного. Тогда Павел и Толик работали вместе на заводе «Ударник». Они-то и узнали, где он захоронен. Над мо­гилой поставили крест. Потом кладбище расширилось, и на этом мес­те появились новые оградки, а мо­гилы «профессора» уже нет.

Перед смертью он, рассказывают, сидел около моего дома на скамейке и хотел мне передать старую черную сумку, в которой были записи. Но узнав, что меня нет, он ушел в лес. Павел Никифоров хотел взять сумку и передать мне, но Александр Пет­рович отказался.

Я считаю, что в «горнецком треу­гольнике» где-то у него был сделан тайник, в котором спрятан архив и останки одного из авдошек из Нас­тиной могилы.

Настя и Авдошка

Я, конечно, долго обижался, что «профессор» мне ничего не оставил, ведь могилу Насти нашел я. А он унес останки в тайник. Я искал тай­ник 20 лет и бросил (сколько мож­но). Вот тогда я и решил рассказать о некоторых наших встречах с «про­фессором» Александром Петрови­чем Комлевым и семьей авдошек, за которыми я тоже долго ходил по лесам и болотам, наблюдая их жизнь.

 (продолжение следует)

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: