ГлавнаяСтатьиАвдошки — встречи со «снежным человеком» (продолжение)
Новгород чудесный:
Книга Олега Иванова
Опубликовано 24.08.2017 в 10:15, статья, раздел Увлечения, рубрика Новгород чудесный
автор: ОК-журнал (Олег Иванов)
Показов: 268

Авдошки — встречи со «снежным человеком» (продолжение)

Уважаемый читатель!

Ранее мы писали о феномене авдошек — маловишерских йети.
Сейчас журнал «Область Культуры» продолжает публикацию страниц книги Олега Иванова, жителя Малой Вишеры, посвятившего жизнь изучению таинственного обитателя маловишерских лесов. Местное население зовёт это существо авдошкой, хотя во всём мире оно известно как йети, каптар, сасквоч, бигфут и снежный человек.

Предыдущие части: первая, вторая...



Почему «авдошки»

В нашей деревне Поддубье пас коров пастух из сосед­него Подмошья Петр Петро­вич Васильев. Пастух в то время был в деревне человеком уважаемым, как учитель например, поэтому к его словам прислушивались.

В конце лета стога огораживали изгородями и коров пасли на поко­сах на молодой отаве. В помощь па­стуху давали подпасков, и мы, маль­чишки, часто пасли коров, заменяя взрослых. Вот так в один из ясных августовских дней я и был назначен помощником к Петру Петровичу.

авдошка

Коров мы угнали в урочище Липуху, что рядом с болотом. Здесь было много корма, особенно вдоль ручья, и наши коровы надолго оста­новились на свежей зелени.

Я любовался красками уходящего лета. На деревьях листва уже не бы­ла зеленой. С берез падали почти круглые невесомые листочки, и вся трава под ними была осыпана золо­тыми монетами. Между ржавыми ли­стьями ольхи от одного дерева до другого висели тонкие паутинки с жемчужными бусами. По краю жел­того леса местами вспыхивали крас­ным огнем трясущиеся листья осин, а молодые рябины протягивали мне свои тонкие руки, на которых горе­ли яркие кисти горьких ягод.

Аномальная зона лес Авдошки

Петр Петрович сел на старое бревно, а я развел костер и начал печь картошку, взятую с липушского поля. Пастух, воспользовавшись вре­менем, стал рассказывать мне раз­ные истории из своей семидесяти­летней жизни. Я его слушал рассе­янно, многое он пересказывал уже неоднократно. Посмотрев на меня и поняв, что я не слушаю его истории, он перевел разговор на другую те­му.

— Олег, расскажи-ка старику, как вы с Толькой Дмитриевым бежали от авдошек, говорят, так быстро, что ты даже сапоги оставил в Терехуне, —  усмехаясь, промолвил старик.

— Да не видели мы никого, — рас­терянно пробормотал я, краснея.

— Не стесняйся, Олег, что убежал от авдошек. Увидев их, и взрослый мужик струсит. Не хочешь говорить — не говори, только ведь я, Олег, тоже их видел и не каждому буду о том рассказывать.

Он задумался на некоторое вре­мя, а потом неожиданно добавил:

— Кто их не видел, вряд ли нам поверит с тобой.

— А где вы авдошек видели?

— Здесь, в Липухе.

— Неужели?

пастух

— Слушай. В прошлом году, в это же время, в августе, я шел из своей деревни рано утром к вам к выгону коров. От болота иду по тропке к по­лю, на котором ты сегодня картош­ку копал, и вижу из-за кустов, что четверо авдошек, два взрослых и двое детей в бороздах картошку раскапывают. Очистят ее от земли о свою шкуру и в рот кладут. Я стою и смотрю, как они с удовольствием едят ее, даже чавкают. Наблюдал я за ними около пяти минут. А потом они меня, видно, почуяли или нае­лись досыта и направились на край болота, в ту сторону, где три берез­ки рядом стоят, на солдатских моги­лах.

— Это надо же, на этом поле, где мы сейчас находимся. Очевидно ав­дошки тоже любят картошку, — ска­зал я в рифму, чем позабавил ста­рика. Петр Петрович очень любил рифмовать слова. Это у него было любимое занятие.

Коровы наши ходили на том же месте. Петр Петрович был доволен своим молодым собеседником. Вот я, пользуясь моментом, и поинтере­совался у старика:

— А вы не знаете, откуда это сло­во «авдошки» прилипло к нашим ди­карям?

Авдотья и авдошка

— Не знаю, кто назвал, но сказку слышал. Давным-давно в деревне Селищи жила баба, звали ее Авдоть­ей. Замуж ее никто не брал. Стран­ная она была. Много у нее недостат­ков было. Часто спорилась она с на­родом, ну люди ее тоже не любили. Дошло до того, что не смогла она дальше жить с людьми и ушла в лес. Стала жить в барсучьих норах, на горнецких буграх. Год жила, два жила, а потом пропала совсем, кто-то из охотников видел ее уже с шерстнатым диким человеком. Наверное, наши предки и назвали их авдошками или детьми Авдотьи. Говорят, ли­цом в Авдотью пошли. Иногда даже людей из беды выручают, — сказал и задумался о чем то старик.

— Петр Петрович, а были такие случаи, чтобы авдошки людей выру­чали? Может, вы знаете, это же так интересно, — умоляюще глядел я на пастуха.

— Знаю, были. Твою мать Екатери­ну Михайловну авдошки от волков спасли. После войны она ходила в нашу деревню Подмошье через бо­лото в школу учить ребятишек. Каж­дый день утром рано и в дождь, и в мороз она шла на работу. В одну зиму стояли сильные морозы, и вол­ков было много. Идет она утром, мороз трещит, а за ней вдоль доро­ги, за сосенками по краю болота стая волков идет и воет. И так, Олег, несколько дней. Ну она хоть и смелая, а все равно идет и плачет всю дорогу. Заметил это взрослый авдошка и однажды из укрытия бросился на волков. Двух сразу убил на мес­те, остальные разбежались. С тех пор волки больше за учительницей не ходили, — таинственно закончил рас­сказ пастух.

— А нам мама ничего не говорила. Только про стаи волков вспомина­ла, — возразил я.

— Дело в том, Олег, что я тогда шел в Малую Вишеру и она встрети­лась мне на дороге. А что я расска­зал, все правда. Я же это тоже ви­дел. А мать твоя мне не велела рассказывать никому. Ну, конечно, и ты не будешь ее просить пересказывать увиденное, зачем былое бередить. Нужно будет, она сама расскажет тебе.

тоннель возле Малой Вишеры

Мы с ним некоторое время мол­чали, думая каждый о своем. Но по­том он снова нарушил молчание:

— Был еще один случай, когда авдошка помог человеку. На реке Мсте летом ребятишки купались, вот то­лько в какой деревне, забыл. Я же их на Мсте почти все обошел. Ну как обычно, плавали, ныряли, плес­кались в воде. И одного сорванца вода закрутила в водоворот. Он кричит, чтоб его спасали, тонуть начал. А ребята испугались и в деревню за взрослыми побежали. Ну, сам пони­маешь, пропал бедняга. А в это вре­мя выскочил из кустов авдошка — и в воду, схватил ребенка и на берег вынес. Когда прибежали взрослые, видят, парнишка на песке лежит и весь дрожит от страха. Когда спро­сили его, кто же спас, то он сказал, что голый человек, обросший рыжей шерстью. Вот такие случаи бывают, Олег. Запомни это, — подвел черту разговору словоохотливый в этот день пастух Петр Петрович.

Мы с ним отлично попасли коров. А вот о названии «авдошки» я по­том слышал неоднократно от Ивана Назарова, уроженца деревни Селищи, от его зятя Евгения Сеноедова, у которого бабушка тоже рассказы­вала ему эту версию-сказку еще в раннем детстве. Так что название это наше, местное, как и «снежный че­ловек» в Гималаях.

(продолжение следует)

 

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: