ГлавнаяСтатьиНе толерантная «толерантность» или Литвинова не прочтет, а Вы прочтите
Опубликовано 23.08.2017 в 15:51, статья, раздел Жизнь, рубрика Детская психология

Не толерантная «толерантность» или Литвинова не прочтет, а Вы прочтите

Слова, попадая из мира науки в нашу реальность, часто приобретают смысл противоположный изначально задуманному. Давайте сегодня поговорим о некоторых из них.

Как-то так вышло, что «дети с особенностями развития» стали называться родителями и специалистами «особенными», а «дети с особыми потребностями» — «особыми детьми». Даже еще хлеще — «особыми детками». Допускаю, что кто-то из специалистов сократил термин, ну а дальше мы просто все повторяем друг за другом, не задумываясь. И если людям, не сталкивающимся с этой проблемой профессионально подобное словотворчество простительно, то уж психологам и педагогам пора бы задуматься над теми словами, которыми они называют людей.

Начнем с того, что все дети особенные! Во-первых, для тех кто их любит, во-вторых, по своим индивидуально-психологическим характеристикам. Выходит, что быть особенным — это не особенность, а норма.

А особыми вообще всегда назывались дети особых родителей. Папа прокурор, мама в брильянтах. Либо особо одаренные.

Дети с ограниченными возможностями здоровья — не особенные, и не особые! У них особенности развития и особые потребности!

Какими будут психологические последствия от подобного обращения? Каково это слышать про себя, что ты особенный? Сразу понимаешь, что ты отличаешься, это затрудняет коммуникацию со сверстниками, это бьет по формирующейся самооценке, самосознанию. Но самое неприятное ждет ребенка, когда он вырастет, и поймет, что особенность здоровья не ушла, но «особенным» он быть перестал. Потому что «особенные детки» бывают, а «особенные дядьки» уже нет! Мы формируем у ребенка привычку требовать к себе особого отношения, а затем его этой привычкой попрекаем. Когда ты особенный из-за таланта, то эта особенность дает тебе возможности, которых нет у других, и ты можешь, перед самим собой как-то оправдать свои трудности общения со сверстниками своими успехами. А когда ты таким считался из-за ограничений — вот это беда, обман, предательство! И еще: Термин «особенные потребности» относится к НУЖДАМ человека, а термин «особенный ребенок» к его ЛИЧНОСТИ. Именно поэтому, при любых трудностях, ребенок, привыкший так называться, тут же перенесет прилагательное с внешнего, на свою личность. И вот в такие моменты ножом в сердце ребенка попадают прилагательные «ущербный», «немощный», «глупый», «невнимательный», «инвалидный», «слепой», «глухой», «больной» и прочее, прочее.

Давайте вспомним скандал с Ренатой Литвиновой. Обращаясь со словами сочувствия к человеку она сказала «Я знаю, что в нашей стране трудно быть человеком-ампутантом». С моей точки зрения эта фраза звучит оскорбительно именно потому, что термин обращен к личности человека. Теперь скажем то же самое, но не приписывая болезнь личности: «Я знаю, что в нашей стране трудно живется людям с ампутированными конечностями». Теперь это выглядит как сочувствие, а не оскорбление. Не Даун, а человек с синдромом Дауна, не гиперактивный, а человек с синдромом гиперактивности, не гипертоник, а человек с гипертонией, ни диабетик, а человек с диабетом, не глухой, а человек с нарушением слуха.

Теперь о родителях. Язык, он, ведь, индикатор нашего отношения. Возьмем, для примера, обыденную ситуацию — Новый год. Если мама понимает, что у ее дошкольника «особенные потребности», в силу «особенностей здоровья», ну, к примеру, распространенной нынче гиперактивности, то она обеспечит ему спокойный праздник, в знакомой обстановке без большого скопления народа, для того, что бы РЕБЕНОК мог вместе со всеми отпраздновать. Если же мама уверена, что у нее особый (особенный) ребенок, она его приведет на шумную городскую елку, в дом культуры, в котором он раньше не бывал, на театральное представление, которого он раньше не видел, для того чтобы ОБЩЕСТВО потерпело неадекватное поведение и отметило вместе с ребенком праздник.

Ну а как же общество? Почему оно допускает эту подмену смыслов и слов? Да потому что наше общество не толерантно! И никогда не было таковым, ведь отличающиеся люди всегда бросались нам в глаза. Наше общество было терпимым либо не терпимым. Терпимость всегда бывает со снисхождением и с терпением, которое периодически заканчивается, поэтому нетерпимость будет обратной ее стороной. Общество смотрит на инвалидов с жалостью, снисходительно и терпит их. Иногда взрывается приступом нетерпимости, но затем раскаивается. Раскаиваясь, снова терпит, потворствуя их человеческим слабостям из чувства вины за предыдущий свой взрыв нетерпимости.

И одни из самых нетерпимых людей, по моим наблюдениям, это родители «особенных деток». Если в коррекционном саду есть ребенок с более тяжелым диагнозом, чем у них, родители часто отказываются отдавать своего ребенка в группу, при этом обвиняют родителей обычного сада в нетолерантном отношении к своему чаду. Мне приходится слышать жалобы родителей детей с познавательными затруднениями на оскорбления со стороны родителей тех детей, чьи болезни оставили интеллект сохранным. Да и своего собственного малыша часто бывает трудно принять таким, какой он есть, уважать его, не жалеть и не стыдиться.

Толерантность предполагает УВАЖЕНИЕ. Уважение Ребенка вместе со всем набором его возможностей и особенностей.

Вот представьте, что некий человек заявляет громко, что он толерантен к цвету кожи. Увидев человека с темной кожей, он ему так и говорит: «Вот я вообще негров уважаю, они такие же люди. Ты даже симпатичный. Эй, дети, вы его не бойтесь, он просто негр. Слышь, тебя если кто обидит из них, ты мне скажи, я ему накостыляю. А ты вообще по-русски понимаешь?»

Примерно таким я и вижу отношение общества к людям с ограниченными возможностями здоровья. Шумные выражения симпатии и сочувствия, оскорбляющие своей предвзятостью, безграмотностью и навязчивостью, которые сочетаются с холодным, неприспособленным для самостоятельной жизни бытовым окружением. Вот он — ребенок! У него есть разные особенности, но прохожий или родитель выделяет в нем только одну, его заболевание. На нем делается акцент, из-за него ребенка даже «особенным» называют. Это какая-то не толерантная «толерантность» выходит. Ребенку для развития не нужны ни жалость, ни сочувствие, ни помощь. Любому ребенку нужны уважение и доступная среда. Чужим детям даже любовь Ваша не нужна, их родители любят. Даже симпатию Вы испытывать к чужим детям не обязаны. Но уважение и доступная инклюзивная среда — это и есть толерантность.

Когда мама вынуждена сопровождать ребенка в школе или в садике, потому что другого тьютора не найти — это не инклюзия. Когда ребенок не может самостоятельно добраться до класса или до туалета — это не инклюзия. Когда негде вколоть инсулин — это не инклюзия. Когда все пялятся на слуховой аппарат или на помпу — это не инклюзия, не инклюзия, не инклюзия!!!

Мне бы хотелось, чтоб наше мечущееся между терпимостью и нетерпимостью общество наконец научилось уважать себя и своих детей! Толерантность начинается не в мире науки, придумывающем слова, а в нашей реальности, слова эти использующей.

Если Вы, подобно Литвиновой, не знаете, как назвать человека с особенностями здоровья — назовите его по имени!

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: