ГлавнаяСтатьиСтол и стул. Эволюция конструкций
Опубликовано 14.08.2017 в 13:33, статья, раздел Искусство, рубрика Мебель как искусство
автор: Наталья Громская
Показов: 229

Стол и стул. Эволюция конструкций

У дизайна мебели есть интересная особенность — конструктор может выбрать путь из очень ограниченного круга вариантов, потому что любое его изделие должно сохранить принадлежность к своей категории. Можно, конечно, возвести условность в ранг аксиомы, но тогда изделие перестанет быть мебелью. Вряд ли вам захочется сидеть на стуле, не дающем возможности сидеть вообще, или лежать на диване, не позволяющем удобно устроиться и расслабиться.

Любой создатель мебели оказывается зажатым в тисках функциональности и необходимости создать нечто новое. Выходов из этого узкого коридора немного, но они есть. Что может конструктор?

Оставить стул стулом, стол — столом, а диван — диваном. Украсить хорошо знакомые предметы, используя элементы декора, видоизменить формы некоторых деталей, но оставить нетронутыми основные конструктивные элементы. Так родились все известные по сию пору мебельные стили от классицизма, барокко и рококо до конструктивизма и хайтека.

Второй путь — оставить минимум, необходимый для функциональности, видоизменить предметы так, чтобы они перестали восприниматься в русле стереотипа «стул», «диван», «гарнитур». В современных условиях для этого появилась масса возможностей — свое дело сделали новые материалы. Конструктор мебели может раскрывать формы в пространстве, прибегая к самым необычным решениям, играть с объемом и зрительным восприятием, оперировать светом и тенью, прозрачностью, эффектами восприятия и иллюзиями.

От роскоши Чиппендейла до точности «стула № 14» Тонета

мебель как искусство

Яркий представитель первого направления — Томас Чиппендейл (1718–1779). Он таки сумел оставить стул стулом, но сделал из обычного предмета не только произведение искусства, а полноценный элемент интерьера с тончайшей проработкой форм.

По этому пути шли многие, и объяснение тут достаточно простое — в распоряжении мастера был ограниченный набор природных материалов. Дерево и ткань, все что мог взять в работу мастер. Сложность форм и избыточность декора мебели до начала ХХ века — это результат ограниченных возможностей в выборе исходного материала, ибо делать новое из широко известного можно только в определенных рамках. Дальше придется выбирать — либо ты мастер, либо творец вне реальности.

стул

Мастером и творцом был Михаил (Микаэль) Тонет — в середине XIX века на его мебельной фабрике в Вене появился Стул. С того времени в обиход вошла венская мебель с ее сладострастно изогнутыми деревянными формами. Легкие, тонкие, изящные стулья Тонета так и производились под номерами, которых набралось более десятка. Можно сказать, что мебель Тонета была первой «серийной», с нумерацией моделей и разделением на линейки. Господин Тонет сломал стереотип — он показал возможность не делать гарнитуры, а собирать обстановку из отдельных предметов, объединенных стилистическим единством. Говорят, что изделие «стул № 14» было даже выброшено из окна в порыве гнева, но оно уцелело после падения, и это убедило мастера в его коммерческой ценности.

Дворцовый Гамбс, конструктивисты и Лаугроу

Интерпретации стула Тонета имеют хождение по сию пору.

Интерпретации стула Тонета

Помните знаменитого мастера Гамбса, в обивке изделий которого были спрятаны бриллианты? Это вполне реальный исторический персонаж, который приехал в Россию из Пруссии и в 20-х годах позапрошлого века открыл в Санкт-Петербурге мебельное производство. Гамбс был типичным представителем «дворцовой» школы мебельного искусства. Его изделия продавались гарнитурами — столовыми, гостиными, спальными. Элегантность и роскошь гамбсовской мебели словно намекали на нечто вневременное, исключительно статусное, а табличка точно указывала на авторство и место сборки. Гамбсовское кресло и стул — это названия, вошедшие в привычный обиход, они встречаются у Пушкина и Чехова.

Что сделали эти мастера для нас с вами?

Чиппендейл научил роскоши, показал, что богатое убранство может изменить восприятие обычного предмета, перевести его в область искусства. Тонет создал прототип современного, предельно функционального «линейного» изделия, на котором удобно сидеть и на которое приятно смотреть. Гамбс перевел дворцовую роскошь в серию.

Чиппендейл

Позднейшие конструктивисты создали более утилитарное направление, но уделяли внимание и внешней стороне.

Пожалуй, именно конструктивизм оказался наиболее приемлемым решением для современного мира, где утилитарность и функциональность решают все. Или почти все — если присмотреться к прорывам в конструировании и игре с формами.

Диван из дерева

У нашего времени свои герои, например, Лаугроу, о котором стоит поговорить отдельно. Они еще не стали «столпами», но все покажет время. Мы же пока посидим на стульях и удобно приляжем на диваны-трансформеры. Это тоже предмет особого разговора.

Другие статьи автора

Подписывайтесь на наши социальные сети: