ГлавнаяСтатьиАвдошки — встречи со «снежным человеком» (продолжение)
Новгород чудесный:
Книга Олега Иванова
Опубликовано 11.08.2017 в 18:20, статья, раздел Увлечения, рубрика Новгород чудесный
автор: ОК-журнал (Олег Иванов)
Показов: 883

Авдошки — встречи со «снежным человеком» (продолжение)

Уважаемый читатель!
Ранее мы писали о феномене авдошек — маловишерских йети.
Сейчас журнал «Область Культуры» продолжает публикацию страниц книги Олега Иванова, жителя Малой Вишеры, посвятившего жизнь изучению таинственного обитателя маловишерских лесов. Местное население зовёт это существо авдошкой, хотя во всём мире оно известно как йети, каптар, сасквоч, бигфут и снежный человек.

Предыдущая часть тут.

Назарову Ивану Михайловичу посвящается

Я был не раз в любых хоромах,
Был у своих и незнакомых,
Где ценят золото, хрусталь,
На дверь навешивают сталь.
Но в этом доме все иначе —
Мещанства нет, просты задачи,
Для всех открыты ворота.
Тут простота и доброта
Остались в уголке России.
Порывы русские, святые,
Как Бог, они сохранены,
Как наши русские блины.
Тут видишь став и даже прялку,
Совет получишь на рыбалку.
А дед к тому же и охотник,
Грибник, и ягодник, и плотник.
Он может рассказать немножко,
Как видел рыжего авдошку,
Снимал тот кисти ягод с веток,
Кормил рябиной глупых деток.
Дед знает лес, ручьи и речки,
Грибов набрать «может на печке».
А если время есть пока —
Играет в карты, в «дурака».
Я описал лишь часть портрета —
Простите местного поэта.

Первая встреча

Первый раз мы увидели следы авдошек с моим другом детства Толиком Дмитриевым в 1960 году. Через нашу деревню Поддубье протекает речка Вишерка, на которой мы с ним часто рыбачили. Нам было по 12 лет и мы все чаще и чаще уходили вниз по течению реки.

это было тут

До урочища Сильный Лог тянулись деревенские покосы, окруженные таинственным и загадочным лесом. Ранним июньским утром мы с Толиком шагали с удочками к нашему первому любимому месту ловли, оно называлось Старой Мельницей. Там лежали в воде каменные жернова и был еще виден деревянный, покрытый зеленью остов здания, а ниже по течению реки лежали такие же позеленевшие скользкие камни. Здесь под камнями и в прибрежных норах часто ловили мы прямо руками налимов и раков. Но в этот день под камнями никого не было и мы, забрав удочки, отправились к Горелому дубу. Закинули удочки и, затаив дыхание, ждали первой поклевки. Но просидев около часа, мы так и не поймали ни одной рыбешки. Дойдя до Сильного Лога, снова попытали рыбацкого счастья, но клева не было и удить рыбу нам вовсе расхотелось.

Дальше за изгородью река разрезала густой и высокий лес, состоящий из ясеней, вязов и лип. В этом лесу еще можно было встретить сплошные дубовые заросли — дубравы, от которых и произошло название нашей деревни. Берега реки были покрыты орешником.

Мы с другом, оставив удочки в омуте, перешли на другой берег речки, где находились три заросшие стрелолистом старицы. В них всегда оставалась рыба после половодья. Подойдя ближе к одной, самой маленькой, мы увидели незнакомые следы. Они были похожи на человеческие, но только гораздо больше.

lapishcha-avdoshki.jpg

— Ну и лапища, сантиметров сорок будет в длину! — со страхом сказал Толик.

Я тоже с удивлением разглядывал их на мокрой земле. Четко отпеча¬талась шерсть, свисающая с ноги на края ступни.

— Смотри, вода в старице мутная. Они что, тоже рыбу ловили?

— Может и ловили, — ответил Толя.

Я пошел смотреть на другую сторону водоема. На траве валялись остатки пиршества: кости, головы, плавники и чешуя. Что-то стало не по себе и мы побежали домой. Об этих страшных следах пока не говорили никому.

Через две недели мы решили сходить на болото. К этому времени поспевала ягода-морошка. И пошли мы на край болота, куда вела лесная тропинка от Старой Мельницы. Оказавшись на сыром торфянике, мы снова увидели эти страшные следы. Они вели нас к острову Терехун. Остров еще издали привлекал к себе своей загадочностью и величием. Растянулся он в длину на три километра. По краям его стояли старые высокие засохшие елки.

Мы быстро шагали по болоту и скоро вошли в лес. Перед нами поднимались огромные ели, стволы которых было не обхватить и двоим. Лес был завален трухлявыми березовыми стволами, часть их еще стояла, но уже без макушек, да и те были раздолблены у дятлов. Пока мы озирались вокруг, потеряли ориентировку и заблудились. Проходив около часа по дикому острову, увидели просвет среди деревьев. Там было болото. Справа виднелась полянка. Мы направились к ней. Но пройдя метров пятьдесят, остановились, и Толик замер с протянутой рукой.

авдошки на отдыхе_Ульяна Пухачёва-Лубяная

Я поднял глаза и увидел на полянке четыре рыжих существа — два больших и два маленьких. Они внимательно нас разглядывали. Опомнившись, мы побежали с этого страшного острова. Я обогнал Толика, прыгнул на зеленый ковер белокрыльника и начал тонуть. За мной плюхнулся рядом Толька. Мы кричали на весь лес, но болото засасывало все глубже и глубже.

— Тону, спасайте, — кричал я в отчаянии, хотя и понимал, что спасать здесь, на диком острове, нас просто некому.

Попытался ухватиться за кочку, на которой рос куст ивы. Кочка приближалась ко мне, и я понимал, что она не спасет. Толик тоже за нее хватался, и в итоге мы оба тонули. Трясина уже пыталась нас заглотить, как в последний момент незнакомый мужчина бросил нам в жижу срубленную жердину. Он нас поодиночке и вытащил на сухое место.

Мы сидели с другом на траве и дрожали от холода и страха. Потом Толик стал выливать воду из резиновых сапог, а я глядел на свои голые ноги — сапог не было. Они остались в трясине. Над нами кружились тучи слепней и комаров. Мы были измазаны в торфе и казались совсем беспомощными. Я глядел то на свои босые ноги, то на нашего спасителя.

— Чего смотришь на ноги? За сапогами в болото не полезу. Дойдешь до дома так, — улыбаясь, говорил незнакомец.

— Конечно, дойду. Босиком даже легче, — соглашался я с ним.

— Домой знаете как идти или забыли? — Мы молчали. — Выйдете на болото и направо, вдоль острова, а там и знакомый вам лес увидите, — объяснял нам хозяин острова, показывая рукой куда идти.

йети

Мы с Толиком, даже не сказав спасибо своему спасителю, быстро пошли на болото.

Уже дома, рассказав отцу обо всем, а главное — о потерянных сапогах, я понял, что от наказания мне не отвертеться. Мой отец, Иванов Михаил Петрович, был слишком занятым человеком в колхозе да и на своем подворье, поэтому на меня мало обращал внимания. Он не был строгим в моем воспитании. А вот моя мама была более строгой, чем он, за что я и сейчас ей благодарен. Ее все, от маленьких детей до стариков, называли всегда по имени-отчеству, Екатериной Михайловной. Она была учителем с большой буквы.

Отец стегал меня ремнем и за потерянные в болоте сапоги, и за рыжих авдошек, встреченных нами в лесу. Побил он меня несильно, просто для острастки.

Вечером, я слышал, родители тихо разговаривали на эту тему. Лишь позже я узнал, что отец тоже видел эти следы и знал о существовании авдошек. Ну, а мама моя видела авдошку своими глазами на подмошском болоте. Так что мое сообщение о встрече с ними для них не было неожиданностью.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: