ГлавнаяСтатьиАлексей Шишигин: "Тебе все можно, но это не ты делаешь, а Петрушка"
Опубликовано 23.08.2014 в 06:05, статья, раздел , рубрика
автор: ОК-журнал (Сергей Козлов)
Показов: 806

Алексей Шишигин: "Тебе все можно, но это не ты делаешь, а Петрушка"

В Великом Новгороде побывал театр-студия «КукАртель» из Санкт-Петербурга. Это один из первых театров в России, которые стали возрождать искусство бродячих кукольников с представлениями о Петрушке. Имя народного героя известно каждому ребенку с детства. Но вот подлинного Петра Ивановича Уксусова в XX веке «забыли». Мы поговорили с артистом театра Алексеем Шишигиным о проблемах искусства петрушечников в начале XXI века.

Алексей шишигин театр петрушки великий новгород

В чем интерес профессионального артиста, который берется за куклу народного героя?

- Интерес в самом персонаже и общении с людьми через этого персонажа. Попробовать раскусить, познать природу куклы Петрушки. Внешность, как можно заметить, у него не привлекательна. Он не киногерой. Но посмотрите, какая реакция у детей и взрослых, когда они видят, что этот страшненький персонаж не похож на них своей смелостью, готов решать разнообразные ситуации прямыми способами. Он не боится быть глупым. У меня была одна кукла, краска на ней уже облупилась. После спектакля я выхожу с ней к детям и говорю какой-то девочке: «Поцелуй меня». И она целует куклу. Взрослому сейчас, когда традиция Петрушки забыта, это сложно понять. Семьдесят лет его причесывали, сделали ему пластическую операцию, превратили в положительного персонажа. А изначально он другой, даже не человеческой природы. И актеру нравится его двойная игровая стихия. Неживое оживает и несимпатичное становится красивым не внешне, а через внутренние вещи. Петрушка хоть и делает гадости, он открытый. А у нас на Руси к таким своим парням всегда сочувственно относились.

А как Вы пришли к этому персонажу?

- Случилось это случайно. Хотя мы и учились на факультет театра кукол, как отдельный вид кукольного представления Петрушку не изучали. Но наш педагог Александр Янович Стависский предложил делать это факультативом. Постепенно это переросло в театр-студию «КукАртель». На самом деле, лишь единицы артистов выходят на то, чтобы стать петрушечниками. У меня совпали внутренний мир – дурачество, балагурство - и сам персонаж Петрушка. Мой коллега Сева (Всеволод Мизенин, театр «Папьемашенники» - прим. ОК) тоже в себе открыл этот театр и без специального образования, нашел учителя, занимался в Москве у Анатолия Архипова. Как ни странно, драматические артисты больше сами себя демонстрируют. А у нас есть герой, которого мы показываем. Это позволяет нам объединяться в своеобразное «петрушечное братство».

Алексей шишигин театр петрушки великий новгород

И в каком же состоянии находится это искусство сегодня?

- В плачевном. Когда мне предложили поучаствовать в фестивале «Игры и люди» (подробнее об этом читайте в материале «Петр Иванович, на выход!» - прим. ОК), то спросили, есть ли еще коллективы, играющие Петрушку. Четыре команды мне удалось организовать. Сейчас, благодаря Александру Яновичу, который у себя на последующих курсах продолжает изучать со студентами, театр Петрушки, появились новые ростки. Еще в Москве есть двое профессионалов. И по России двое-трое. Грубо говоря, десяти петрушечников, работающих с пищиком по традиции уличного балагана, в России не найти. В этой огромной стране, с традициями, скоморохами, памятниками…

Так в чем же проблема?

- Проблема в том, как я уже говорил, что нас отучали от этой традиции. Русский человек вообще интересный – ему всегда кажется, что где-то за углом всё самое лучшее. А я поездил и понял, что у нас гораздо интереснее, а чем глубже, тем 100% интереснее. И вот эта традиция оказывается забытой. Я работал на саммите Интерпола в Санкт-Петербурге. И гостей решили развлечь лубком – пригласили медведей, цыган и как-то скраю предложили мне поставить свою ширму. Шум от цыган забивал всё. Меня было не слышно. Но возле ширмы собралась толпа индусов, англичан, французов, у которых эта балаганная традиция не прерывалась. А одна женщина из организаторов подошла и сказала: «Что ж вы его такого страшного показываете – у нас гости из-за рубежа». У нас всё еще в стадии возрождения. Люди пока только на фестивалях, праздниках, массовых гуляниях готовы соприкоснуться с традициями. Но и тогда после спектаклей нередко происходят своеобразные лекции, когда начинаешь объяснять, почему ты именно так делаешь. Своими спектаклями я не собираюсь никого воспитывать. Это наши традиции, а их природу особенно дети правильно чувствуют, потому что они еще не социализированы. Они чувствуют энергетику, непоседливость, которая есть в них самих. А однажды мне пришлось играть в приходской школе. Но батюшка, который смотрел спектакль, посмеялся и сказал – «Это ж традиция!»

А в чем разница между классическим Петрушкой и попыткой осовременить, которую показал театра «МиНи»?

- На самом деле, разницы по сути нет. Настоящая попытка передать персонажа и его внутреннюю сущность в итоге должна дать определенный результат. Я видел коллективы, которые стараются по книгам восстановить тексты петрушечных представлений. Но если была бы возможность сейчас показать петрушечника XIX века, не факт, что он кому-то понравится. Сейчас другое время, другая техника, другая скорость реакции у зрителей. Раньше только куклу покажи – это был уже номер. А сейчас, раскачать публику, которая столько всего видела, гораздо сложнее. Тем более, что на самом деле никто не знает, как у них там в старину было. То, что мы делаем, по моим наблюдениям и за коллегами, это какие-то простые вещи в людях будим, в них что-то отколупывается, реакция идет на корневые смеховые вещи, а значит мы в русле традиции.

Почему Петрушка часто переходит грань морали и этики?

- Иногда это просто по-человечески хочется сделать. Играешь в театре – этого нельзя, того нельзя. А тут всё можно. В этом есть некий кайф – тебе все можно, но это не ты делаешь, а Петрушка. Тем более, что у него даже голос не твой. У всех остальных персонажей твой голос и нужно следить за словами. А тут даже связки не твои. С одной стоны, всё просто – твоя рука и пищик. Но происходит чудо. Кукла живет своей жизнью. С моим классическим актерским образованием сложно было понять специфику традиционного представления, потому что начинаешь действовать по школе – увидел, оценил, принял решение. Но Петрушка становится неинтересным – текст не выдерживает, ритм проседает. Поэтому специфику Петрушки не все чувствуют, не всем дано быть скабрезником, скоморохом в душе, чтобы скоморошину передать в деревяху.

Музыкант нередко расшифровывает то, что говорит Петрушка. Это тоже традиция?

- Музыкант это не только саундтрек представления. Он глаза, уши кукольника. Он должен понимать, как публика себя ведет, вычислять реакцию. И еще есть такая тонкая вещь. Петрушка может нецензурно выражаться, хамить напрямую публике. А музыкант должен это всё нивелировать, как бы перевести его писк на человеческий язык. Музыкант может и порицать Петрушку. От этого получается еще более острый юмор.

Алексей шишигин театр петрушки великий новгород

Можно заметить, что интермедии тоже известные. А где вы берете тексты?

- Тексты мы сочиняем сами. Конечно, существуют классические сюжеты. Но и их можно и придумывать. На старте своей петрушечной карьеры я поехал в Москву с премьерным спектаклем. И Петрушка в нем тоже ехал покорять столицу. Он встречал Лужкова, Кобзона, Магомаева. Получал прописку, устраивался на работу – появлялся в передничке и с веником, подметал улицы. А бывало так, что надо играть по нескольку спектаклей подряд (мой рекорд – шесть). Я думал, что люди посмотрят и уйдут, придут новые. А они продолжали стоять. И тогда на ходу пришлось придумывать три разных сюжета. Благо, что были запасные куклы.

Никто на фестивале не сыграл о том, как Петрушка бывает наказан. Например, когда черт утаскивает его в ад.

- Иногда я играю эту репризу, когда нужно срочно сокращать программу. Есть еще варианты, что Петрушку утаскивает собака, чудище. А вот черт получает по башке, потому что герой хитрее, ловчее его.

Вы показали еще представление в ширме-юбке. Это была премьера?

- Это абсолютная премьера. Честно признаться, только на последнем спектакле в Великом Новгороде я стал понимать принципы этой ширмы. Соорудили мы ее за два дня до начала фестиваля по заказу организаторов. Поскольку информации крайне мало, часть технологии, креплений придумывал сам. Распорки держатся на поясе, а на них в свою очередь кольцо юбки. Ноги абсолютно свободны. Но сложность возникла с руками. В деревянных стационарных ширмах куклы висят на специальных планочках – их очень легко быстро надеть на руку. Однажды с одной стороны у меня было тринадцать персонажей. А в юбке очень сложно одной рукой надеть, при этом говорить. Так что мы еще будем делать новых кукол, приспособленных для такой ширмы. Появится новая труппа, которая могла бы подчеркнуть уникальность и мобильность этой формы. Во время выступления на фестивале я был в постоянном поиске. Какие-то моменты мне очень понравились. Например, поворачиваясь из стороны в сторону и держа персонажей по разным сторонам ширмы, можно показать погоню.

Алексей шишигин театр петрушки великий новгород

А куклы кто изготавливает?

- Сами. И это тоже дань традиции. У нашего наставника Александра Яновича есть дар расписывать куклы, и он нас этому тоже обучил.

Можно ли сегодня заработать театром Петрушки?

- На шапку, конечно не много удается собрать. Но жить этим ремеслом можно – люди охотно заказывают Петрушку на корпоративы и праздники.

Фото автора

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: