ГлавнаяСтатьиЗа двумя зайцами на три копейки
Опубликовано 12.08.2014 в 18:18, статья, раздел , рубрика
автор: ОК-журнал (Лев Никитин)
Показов: 572

За двумя зайцами на три копейки

Кто бы мог подумать, но очередной закрытый показ «кино не для всех» от Бюро приключений «53 тура» собрал переаншлаг. И рекламы особенной не было, и сеанс возник практически спонтанно, но за день до показа все билеты были проданы. Что привлекло новгородскую публику в фильме Зака Браффа «Хотел бы я быть здесь» - необычное «происхождение», потрясающий саундтрек? О независимом кино и его свежем образце рассуждает наш автор Лев Никитин.

Съемки кино с каждым годом становятся все менее дорогим удовольствием. Цифровые камеры дешевеют, при этом качеством изображения они почти не уступают традиционным аппаратам, а кое в чем и превосходят их. Нет нужды больше пользоваться дорогостоящим оборудование для пост-продакшна, смонтировать фильм теперь можно на своем домашнем компьютере, благо софт, предназначенный для этих целей, весьма прост в освоении. Реклама и промоушн осуществляются через интернет-ресурсы и социальные сети. Затраты на производство такого фильма обычно весьма низки по меркам кинематографа, к тому же финансирование можно осуществить с помощью краудфандинга. На сайте Kickstarter и других подобных можно ознакомиться с заготовками множества фильмов/игр/музыкальных альбомов и при желании проголосовать за них рублем (скорее все же долларом, данная практика сейчас весьма распространена в Америке, единственный же русский фильм, финансирующийся таким образом – «28 панфиловцев» - еще далек от завершения).

Так что не будет особым преувеличением сказать, что сегодня свое кино может снять практически каждый. Среди кинематографистов бытует мнение - фильмы средней ценовой категории, которые в свое время составляли главный костяк кинематографа, исчезнут в течение следующих 20-30 лет. Останутся лишь сверхдорогие блокбастеры с бюджетом в 300 миллионов и более, и полунезависимые драмы и комедии не дороже 20 миллионов. Так ли это – покажет время, но тенденции к этому видны уже сейчас.

Интересно, что каждая новая волна «независимости» в кино характеризуется не только определенными новаторскими приемами в области монтажа или съемки (хотя и это, конечно, тоже) – кино каждый раз пытается стать ближе к зрителю, к жизни. Так было в конце 60-х, так называемой «эпохе нового Голливуда» (вдохновленного, по большей части, французской «новой волной»). Со временем страсти утихли, и все вернулось на круги своя. Тот же Мартин Скорсезе, чей «Таксист» 1976 года в свое время считался картиной скандальной и чрезмерно жестокой, к началу девяностых уже был весьма уважаемым, если не сказать почтенным, режиссером (не говоря уж о патриархальном статусе, которого он достиг сейчас). В девяностых на смену постаревшим шестидесятникам пришли молодые и еще более нахальные авторы. Теперь, спустя 20 лет почти все они так же плотно интегрированы в кино-мейнстрим. Будет ли так с режиссерами, снимающими сейчас на цифру и показывающими свои картины на независимых фестивалях – нам еще предстоит увидеть.

Фильм весьма популярного в Америке комика Зака Браффа «Хотел бы я быть здесь» формально стоит отнести к волне инди-кино конца нулевых. Как раз тому – снятому за три копейки (вообще-то за 6 миллионов, половину из которых собрали на том же Kickstarter, но для Голливуда это не сумма), показывающему жизнь без экранного лоска и осознанно дистанцирующемуся от традиционных комедий. Но после просмотра приходится констатировать, что фильм, пытающийся усидеть на двух стульях, большую честь времени проваливается между ними.

Главный герой, голливудский актер Эйден Блум, чьей самой значительной работой была роль в рекламе шампуня от перхоти, сидит без работы и к 35 годам по-прежнему не может найти себя. Семью содержит его жена (Кейт Хадсон), вынужденная каждый день в офисе терпеть приставания коллег. Дочь переживает подростковый кризис, сын же просто имеет непреодолимую тягу к шкодничеству. Брат просиживает штаны в трейлере и мечтает о победе на конкурсе фантастических костюмов. Отец же тем временем неизлечимо болен раком.

Не так уж сложно предугадать дальнейшие события – преодоление проблем и кризиса среднего возраста, поиск смысла жизни, запоздалое взросление и неизбежно оптимистичный финал. Другое дело, что интонация, с которой это все преподносится, вызывает некоторые сомнения. Для мейнстримового экрана здесь слишком много неполиткорректных шуток, а градус веселья слишком часто понижается рассуждениями о жизни и смерти. Для формата «Санденс» же здесь все слишком мило и обнадеживающе, самыми серьезными проблемами, кроме рака и безработицы, оказываются потеря волос и невозможность продолжать учебу в частной еврейской школе, подростковый бунт не идет дальше ругательств (за которые сквернослов штрафуется в пользу абсолютно ситкомовской семейной копилки) – независимые фестивали привыкли к драмам и комедиям позлее

Можно обвинять «независимых» режиссеров прошлого в том, что они были чересчур аморальны, слишком беспринципны в своем стремлении разрушить привычные стереотипы, но одного у них точно нельзя отнять – они четко понимали, чего хотят и не шли на компромиссы, чем в итоге и заслужили свое место в кино-пантеоне. Брафф же пытается здесь угодить и широкой публике и любителям инди, и в итоге не настигает ни одного из зайцев.

При этом абсолютно очевидно, что его стремление сделать фильм камерным и одновременно мейнстримовым продиктовано не корыстными мотивами, а недостатком опыта. Зак Брафф талантливый актер, по крайней мере, в своем амплуа он чувствует себя прекрасно, но также видно, что он куда более слабый сценарист и режиссер. Многие персонажи почти не раскрываются, сюжетные линии с отцовской собакой и домашним обучением заканчиваются так толком и не начавшись, как и наметившееся роуд-муви отца и детей. Фильм кидается то в одну, то в другую сторону, заполняя пробелы безусловно красивыми и эффектно снятыми видами Калифорнии. В итоге, при всем нашем сетовании на засилье продюсерства в современном кино, жалеешь, что здесь не нашлось жесткой руки, которая бы направила картину в более конкретное русло.

С другой стороны, претензии в отсутствии новаторства тут не так уж уместны. Дело в том, что феномен современного независимого кино в том, что оно, в отличие от своих предшественников, не стремится из подполья разрушить господствующий порядок. Главной его целью является сам процесс съемок (поскольку, как уже было сказано выше, он стал небывало дешев), нет никакого желания оставить свое имя в вечности, поэтому такое кино абсолютно не должно быть революционным, пробивным или хотя бы даже цельным. Просто человек снял для себя и своих друзей и фанатов фильм о том, что ему кажется важным. Не так уж мало, на самом деле.

P.S. редакции. Хотелось бы немного развернуть тему, поднятую Львом. Действительно, в картине отчетливо чувствуется набор скетчей, которые неаккуратно увязываются и сценарно, и режиссерски. Но, тем не менее, работа Браффа смотрится куда теплее и атмосфернее, чем «хорошо сделанные» комедии и ситкомы. «Хотел бы я быть здесь» будто доказывает, что при наличии таланта, смелости и удачливости можно сделать «кино для своих», где бы могли сняться популярные актеры в эпизодах, вроде Эшли Грин и Джима Парсонса, звучать отличная музыка The Shins, Bon Iver, и Cat Power & Coldplay, были бы затронуты темы от вечных до субкультурных. Он не конкурирует с большим кино по качеству, но явно выигрывает по искренности.

Фото: wishiwasheremovie.com

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: