ГлавнаяСтатьиБезмолвные, но красноречивые голоса XII века
Опубликовано 28.07.2014 в 05:28, статья, раздел История
автор: ОК-журнал (Анфиса Родионова)
Показов: 546

Безмолвные, но красноречивые голоса XII века

Нынешний археологический сезон особо богат на громкие находки. Вести о новых открытиях, порой достаточно неожиданных даже для самих ученых, облетают российские СМИ. А недавно общественности решили раскрыть секреты работы Новгородского архитектурно-археологического отряда Новгородской археологической экспедиции, производящей раскопки в интерьере Георгиевского собора Юрьева монастыря (1119 г.). На раскопках побывала Анфиса Родионова.

Для начала собравшихся «угостили» пресс-конференцией, что оказалось очень правильным: сначала теория, потом практика. А затем пустили туда, куда обычным смертным входа нет: на сам раскоп в Георгиевском соборе. Всё здание заставлено строительными лесами, всюду копошатся люди, однако церковь продолжает функционировать в обычном режиме. Внутри собора царят пыль и рабочая атмосфера, люди усердно трудятся. Есть что-то волшебное в том, что они делают. Опуская пол храма, они будто счищают век за веком. Трудно поверить, но в XII веке пол был на 1-1,5 м ниже, поэтому нам пришлось, как выразился Владимир Валентинович Седов, совершать акробатические номера, чтобы оказаться на том самом, древнем полу.

Нынешние исследования на этом месте стали продолжением прошлогоднего археологического сезона. В сезоне 2013 года целью археологических исследований было обнаружение места погребения Святителя Феоктиста, архиепископа Новгородского, скончавшегося в 1310 году. Известно, что в конце XVIII века, когда при Екатерине II упразднялись монастыри, его останки были перенесены из Аркажского монастыря и погребены в северной части в Георгиевском соборе Юрьева монастыря. Где место погребения должно находиться, ученые имели только смутное представление. Ведь в 30-х годах прошлого века здесь проходили археологические работы, свой след оставили война и послевоенная реставрация. Но была надежда, что это место не утрачено.

Как вспоминает отец Арсений, на третий день работ первого археологического сезона экспедиция под руководством Владимира Седова обнаружила мраморную плиту, которая датируется 1814 годом и указывает именно на место погребения Святителя Феоктиста. А результаты нынешней экспедиции превзошли все ожидания. В Великом Новгороде осталось еще два памятника, которые представляют подобный археологический интерес – Софийский собор и собор Рождества Богородицы Антониева монастыря.

По мнению Владимира Седова, Георгиевский собор Юрьева монастыря – фантастический, исключительный памятник мирового уровня. Он является сгустком представлений о том, какой была Новгородская держава в начале XII века, когда князья не скупились на строительство грандиозных соборов. Потрясающие исторические свидетельства, захоронения посадников и князей Георгиевского собора открылись в 1930-е годы при раскопках Михаила Константиновича Каргера, выдающего советского археолога и искусствоведа. Закончить работы он не успел – началась война.

Теперь работы продолжены. В 2014 году была поставлена цель - понижение уровня алтарной части Георгиевского собора на уровень XII века. В ходе раскопок были сделаны удивительные открытия. Это в том числе и руинированая фреска, тысячи фрагментов которой будут храниться в Новгородском музее. Многие ее части содержат древние граффити с надписями, некоторые можно даже разобрать. Кроме того, особо стоит отметить обнаружение трёх престолов: центрального, северной и южной апсиды. Дальнейшая цель, конечно же, будет состоять в том, чтобы привести это место в надлежащий вид и подготовить храм к совершению богослужения на уровне XII века.

Но становимся подробнее на фресках, которые так восхитили ученых. Вернее, тысячах осколков. Оказывается, вся древняя роспись собора лежала под ногами у приходящих. На них можно обнаружить лики святых, исторических деятелей. Сейчас, когда идет разбор фрагментов, искусствоведы замирают при обнаружении очередного куска, который можно распознать. Ведь в нем сосредоточена художественная культура своего времени. Это декоративные композиции, предваряющие композиции со святыми, которые подражают полированному мрамору, украшавшему нижние части византийских храмов.

В Георгиевском соборе обнаружено четыре практически целых куска и множество фрагментов личного письма, которые расширяют наше представление о живописи начала XII века. Это буквы, подписи к композициям, фрагменты одежд. Многое прояснится в реставрационных мастерских музея. Но это работа на десятилетие или даже на два.

Надписи на штукатурке, которые становились частью фресок, появлялись на свободных от изображений местах. Это важнейшие эпиграфические и лингвистические свидетельства, которые ценятся не меньше, чем берестяные грамоты. Именно в Георгиевском соборе археологам несказанно повезло – из 16-ти фрагментов сложились 2 большие надписи с ценным содержанием.

Одна надпись повествует о том что «на Луках», то есть в Великих Луках, умер князь Изяслав, его тело было перенесено в вотчину, где правил его отец, в Новгород, и погребено в соборе Юрьева монастыря. Многострочная надпись с массой подробностей соответствует достаточно изученному по другим источникам эпизоду древнерусской истории. Ярослав Владимирович княжил по приглашению новгородцев несколько раз в конце XII века. Своих малолетних сыновей Изяслава и Ростислава с наставниками он поставил княжить на Старой Руссе и Луках, по рубежам тогдашних новгородских земель. А в те годы случилось какое-то бедствие – чума или мор – и оба сына погибли. Так вот, надпись в Георгиевском соборе повествует о смерти старшего сына Изяслава. Кстати, это может свидетельствовать о том, что на момент погребения Изяслава младший брат еще был жив. Владимир Седов отметил, что надпись сделана в алтаре, значит, власти монастыря хотели рассказать эту историю не всем, а оставить ее, так сказать, «для внутреннего пользования». Что, в общем, вещь совершенно уникальная и замечательная.

Таким образом, надпись на фреске представляет собой настоящий исторический документ. По утверждению лингвистов, эта надпись может считаться второй по величине из древнерусских подобных надписей на сегодняшний день.

Исследователи обнаружили и другую любопытную надпись исторического содержания. Она короче, проще и повествует о смерти Антония и его погребении в Софийском соборе.

Множество фрагментов содержат даты – например, 1167, но в связи с каким событием она упоминается, установить пока не удается. Правда, в этом году был убит посадник Захарий, заподозренный в поддержке отношений с изгнанным новгородцами князем Святославом. Также встречаются надписи «Помяни господи» с указанием имени… Надписи сделаны в основном кириллицей, но специалисты утверждают, что есть два фрагмента на глаголице.

Обнаружено огромное количество фресок с декоративными элементами, которые могут помочь составить представление о стиле и композиции живописи второй половины XII века – есть детский лик, уста, множество глаз, волнистых волос, бород и ушей. Найден был и замечательный фрагмент с женским ликом. Видимо, это Богородица, и Богородица юная. Обычно такой житийный богородичный цикл был представлен либо в северной, либо в южной апсиде, но в южной апсиде искусствоведы зафиксировали композицию с Чудом Георгия о змие. Из голубых чешуек уже можно составить самого змия. Рядом был обнаружен фрагмент, на котором возможно изображена царица Елисава из этого сюжета. Любопытно, что такой же сюжет есть в Георгиевском соборе Старой Ладоги, полностью сохранившийся.

А ведь еще часть фресок может оказаться под культурным слоем и вокруг собора. Есть некоторые свидетельства, что в начале XIX века при ремонтных работах старые фрески сбивали и выбрасывали прямо из окон храма… По ощущениям самих ученых, они вторгаются во что-то неведомое… Работы по понижению уровня сделали собор на метр – полтора выше, добавили ему грандиозности, монументальности и величия.

Увидев работу археологов и реставраторов в нижней части здания, мы отправились в святая святых любого древнего храма: на второй и третий этажи. После очень длинной и волнующей голову винтовой лестницы мы оказались на втором этаже. Следы археологов оказались и здесь: несколько планшетов с обломками древних фресок занимают довольно большую площадь. Когда находишься на втором этаже храма, главное – осмотреть всё то, что снизу не видно, и, конечно же, посмотреть с огромной высоты вниз. Отсюда всё в храме выглядит иначе, рисунки кажутся слегка искажёнными, зато на многие иконы можно посмотреть вблизи.

После такого приключения нельзя было ожидать большего, но нас внезапно позвали ещё выше – в световой барабан. После ещё одного мучительного этапа кружащей голову тёмной лестницы внезапно попадаешь в небольшое светлое помещение. Отсюда открываются замечательные виды: Ильмень, поля, вдали виднеется город. Жаль только, что всё те же строительные леса не дают увидеть полную картину новгородских красот. Здесь тоже присутствую древние фрески, они более бледные, так как помещение всегда залито светом. Страшно представить, как тяжело, как холодно было художнику создавать здесь эти шедевры.

Покидая раскоп, задумываешься о том, что археологи, со своими свежими мыслями, неподдельным интересом и новыми технологиями открывают то, что создавали давно ушедшие люди. Какое странное и волшебное переплетение времён.

Но и у вас есть возможность подержать в руках древнюю историю. Археологам требуются волонтеры для погрузки и разбора фресковых фрагментов. С 28 июля работы будут проходить с 09.00 до 18.00. Может именно наши читатели найдут нечто самое ценное и необычное? По вопросам участия обращаться к художнику-реставратору Новгородского музея-заповедника Федоренко Татьяне Константиновне, 8(951)7242180.

Фото: Анна Огороднийчук

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: