ГлавнаяСтатьиАндрей Игнатьев: "Человек без любви себя иначе не найдет, другого пути нет"
Опубликовано 24.07.2014 в 07:07, статья, раздел , рубрика
автор: ОК-журнал (Марина Колбая)
Показов: 1164

Андрей Игнатьев: "Человек без любви себя иначе не найдет, другого пути нет"

В Боровичах есть уникальный музей Данте, который создал сотрудник Музея истории города Боровичи и Боровичского края Андрей Игнатьев. Для автора Данте - это не просто поэт в ряду других, а значимая фигура в жизни. Марина Колбая побеседовала с Андреем Александровичем о том, какое место занимает итальянский поэт в современном мире и как создавалась коллекция.

С чего начинался ваш творческий путь?

- Я оказался там, где приходится действительно много общаться с миром ушедшим. Это характерно для музейных работников. Когда все время имеешь дело с рукописями, дневниками, письмами умерших уже к умершим, а читаешь это как живое, то грань между жизнью и смертью стирается. И это, конечно же, должно было найти более ощутимое воплощение, чем статьи, потому что статьи все пишут. Более существенным мог стать, например, научный труд об истории города Боровичи, края. Могло бы, но этим тоже я бы никого не удивил. И так получилось, что моя потребность в чем-то большом сама ко мне пришла, схватила за руку и повела за собой. Данте, «Божественная комедия» и этот мир, которым я занимаюсь, не были моим выбором. Они сами выбрали меня. Я просто понял, что в этом мире есть такая целая большая жизнь, но она не чужая, она моя тоже. Когда мы занимаемся научной деятельностью, в конечном итоге не столько устанавливаем какие-то связи с собой и окружающим миром, сколько ищем самих себя.

И вам удалось найти себя?

- Я этим занимался довольно долго, нашел себя только в последнее десятилетие. В 2003 году поехал в Санкт-Петербург и побывал в доме с мемориальной квартирой Виталия Бианки. Его дочь, Елена Михайловна, пригласила меня, чтобы я разобрал архив Кронида Гарновского. Его вдова передала архив Бианки. Там были стихи, посвященные Данте, перевод 17-ой песни Ада, стихи, посвященные некой ИГК. Когда я приступал, у меня были только инициалы, хотелось эту загадку раскрыть. Я стал искать и нашел буквально все. История неразделенной любви к Ирине Григорьевне Кнорринг была открыта мной в июне 2003-го, время для меня очень хорошее, потому что я подготовил первую книгу стихов, отвез в Петербург для публикации и одновременно побывал в архиве. В результате вышла книга «Vita Nuova» тиражом 300 экземпляров. Кронид Гарновский своими переводами, своими стихами, своей судьбой заставил меня искать что-то большее, потому что я тоже писал стихи, но у меня не было такого чуда неразделенной любви. История эта оказалась для меня побудительным стимулом для того, чтобы самому оказаться в подобной ситуации. И я попал в этот прекрасный мир неразделенной любви, написал 3 сборника стихов, где есть имена и Ирины Кнорринг, и Кронида Гарновского, и Данте, и Беатриче. Но это было полдела. Я понимал, что раз увлекся этой темой, то должно быть какое-то удивительное продолжение, которому бы не было конца. Изданная книга – это всегда повод начать вторую.

Значит, все еще впереди?

- Музей Данте мне позволяет все время что-то дорабатывать, добавлять новые знания, экспонаты, события. Я сотрудник музея, а потому у меня отчеты, сверки, планы, то есть по-настоящему мне этим не заняться. Все дается трудно, каждая поездка – величайшее событие. Мир – это хаос, в котором есть островки смысла. Люди ищут эти островки смысла, и я их ищу, делаю это разными средствами. Ищу, например, краеведческими исследованиями и музеем. Я не претендую на большую известность с музеем и к Данте никого не призываю, но буду продолжать эту деятельность как то, в чем я себя вижу и понимаю.

Как создавалась коллекция?

- Можно сказать, что это подарки судьбы. Вот в витрине иллюстрации Рашида Рауфовича Доминова. Как-то ленинградские художники пришли на экскурсию в музей и принесли мне книжку. Я листаю, а там иллюстрации Рашида Доминова. Я ему позвонил, мы встретились, и он подарил мне подлинник своей иллюстрации к «Новой жизни». Есть издание «Новой жизни» 1918 года в переводе Марии Исидоровны Ливеровской. Книгу впервые увидел у Елены Витальевны Бианки. Я случайно встретился с человеком, который рассказал мне о том, что Мария Исидоровна приезжала в Боровичский уезд. Так Мария оказывается моей героиней, вслед за Кронидом Гарновским. Кронид связан с Данте и Боровичами, Мария Исидоровна, может, мало связана с Боровичами, но она приезжала сюда, и остались даже об этом воспоминания. Чудесным образом я узнал о том, что Ольга Варламова, которая приезжает в Боровичи проводить мастер-классы по каллиграфии, еще и иллюстратор «Божественной комедии» Данте. Я ей звоню, спрашиваю, как можно увидеть эти иллюстрации. Она посылает мне их в электронном виде. Я посмотрел и понял, что без них жить не буду. А альбом с иллюстрациями Альберта Мартини я купил в Милане. Шел по улице Данте, а времени у меня просто не было в условиях экскурсии. Иду и вижу книжный магазин, захожу, а через 5-10 минут вылетаю оттуда с альбомом.

Данте и сейчас актуален?

- Вы не представляете как. И поразительно то, что, например, «Божественную комедию», это уникальное произведение, сопоставимое с Евангелием и Библией, так редко вспоминают в нашем мире. Люди не хотят понять его. Они придумали, что в Данте только один Ад и не хотят читать про него. Говорят, что это нечто такое туманное. Там ничего туманного, там все очень ясно. Там любовь от начала и до конца. От первых слов и до последних «Божественная комедия» - гимн любви. Мы все хорошо знаем три слова «я тебя люблю», а «Божественная комедия» все это вместила в себя целым миром. Там судьба Данте, Беатриче, судьба античности, которая пала от варваров. Там и средневековье, которое само себя разрушило. Сложные отношения в том мире перекочевали в наш мир. У нас такая же борьба партий, войны, такая же борьба поэтов и земных людей, разрушение храмов, разрушение современных памятников. Это все Данте уже показал в своем произведении. Он видит, что человеку ничего не дорого, ничего не интересно, кроме денег. И вот этому он противопоставляет любовь, которая не просто человека возвышает, но делает тем, кем он должен быть. Человек без любви себя иначе не найдет, другого пути нет.

Фото: архив А.А. Игнатьева

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: