ГлавнаяСтатьиСериалы: восхождение к зрительскому престолу
Опубликовано 10.07.2014 в 16:00, статья, раздел , рубрика
автор: ОК-журнал (Лев Никитин)
Показов: 627

Сериалы: восхождение к зрительскому престолу

Сериалы с каждым годом становятся все более и более заметным явлением в мировом медиа-пространстве. Только ленивый за последние несколько лет не высказал мысль, что продукция кабельных каналов (преимущественно, американских и английских, но и в Европе не отстают, у нас, к сожалению, пока все плохо) медленно, но верно тянется к пьедесталу большого экрана. В этом контексте «Игра престолов» стала своеобразным флагманом. Лев Никитин рассуждает о причинах и следствиях явления.

В сериалах давно не брезгуют сниматься самые знаменитые актеры. Технический уровень давно перестал быть предметом насмешек, и уже ничем не уступает «киношному». Финансовые затраты вполне сопоставимы с голливудскими. Сериалы прочно прописались на кинофестивалях, причем не только на независимых, таких как Sundance, но и весьма традиционных – Канском, Берлинском и Венецианском. Так что, пожалуй, не стоит задаваться вопросом «Хотят ли сериалы быть большим кино?», скорее - «Не стали ли они уже им?». И это при том, что кино давно не вызывает такого общественного отклика, как новые приключения Холмса и Уотсона или семьи Старков.

Стремясь в плане бюджета и актерского состава догнать широкий экран, сериалы лишены многих, уже привычных, ограничений, поскольку у них совершенно другой механизм окупаемости и дистрибуции. Они могут позволить себе то, чего развлекательный кинематограф давно уже лишен. Множество сюжетных линий и десятки персонажей, чьи характеры развиваются на протяжении хронометража в разы превосходящего любой самый длинный фильм. Наличие «взрослого» рейтинга, немыслимого для большинства блокбастеров, позволяет никак не ограничиваться в выборе тем (и будем справедливы, некоторые шоу злоупотребляют сценами насилия и секса). Из этого следует и абсолютная беззащитность персонажей перед превратностями судьбы. Если в фильме смерть одного из главных героев является кульминацией, в сериалах – это лишь одна из страниц повествования. И земля, как и в реальной жизни, не перестает вращаться. При этом шоу, в отличии от кино, зависит от рейтингов, реагирует на ожидания аудитории и поэтому в гораздо большей мере приспосабливается к своему зрителю (справедливости ради стоит сказать, что немало сериалов мы прокляли за то, что они не закончились на несколько сезонов раньше).

Но пожалуй самой удивительной чертой сериалов является широта их аудитории. Люди самых разных возрастов, интересов и профессий погружаются в эту телевизионную пучину. Примерно так же сто лет назад за приключениями героев Конан Дойла следили и лондонские докеры, и члены королевской семьи. Сериалы, наравне с кино, становятся самым демократичным развлечением, но, в отличие от блокбастеров, они лишены необходимости упрощения, «оказуаливания» для недавно прибывших.

Безусловно, есть знаковые шоу, которые легитимизируют в общественном сознании просмотр сериалов (при этом, это не такие своеобразные вещи как «Твин Пикс», а продукт вполне массовый). Кто-то скажет, что для отечественного зрителя это был «Доктор Хаус», кто-то отдаст предпочтения «Шерлоку». Но на мой взгляд, шоу, выведшее сериалы из культурного гетто – это «Игра престолов» (хотя бы потому что только на официальном канале HBO каждую серию смотрят, в среднем, по 18 миллионов человек). «Хаус» очень быстро скатился в рутину и начал изобиловать «неожиданными» сюжетными твистами, чтобы как-то удержать зрительское внимание. Да и половина шуток не доходит до российского зрителя из-за различий в системе здравоохранения и не вполне адекватного дубляжа. А «Шерлок» хорош, каждая серия – штучная работа (когда сериал, даже очень хороший, все равно в некотором роде конвейер), и показывают его в новогодний прайм-тайм по Первому каналу, что обеспечивает доступ для, так сказать, самых широких масс населения. Но ждать по два года ради трех эпизодов?! Автор книжного оригинала делал перерывы по девять лет, а с тех пор ритм жизни сильно ускорился.

«Игру престолов» же можно описать как своего рода «идеальный сериал», некую схему в учебнике для телепостановщиков. При этом, если не брать в расчет грандиозный бюджет, шоу не несет абсолютно ничего новаторского. То есть, такой формат сериала и все его элементы мы уже видели ранее. Новые сезоны выходят в одно и то же время каждый год, в них по десять серий, длящихся чуть менее часа, а действие развивается линейно – стандартная схема для HBO. Умеренное количество актеров средней известности, что в 2011 году уже тоже не особо удивляло (самым «звездный» из всех – Шон Бин – не дожил до конца первого сезона, и, честного говоря, для этого актера это даже не является спойлером). Относительно новинкой (для сериалов) можно было бы считать батальные сцены. Но их, во-первых, на данный момент всего две на 40 вышедших эпизодов, а во-вторых, при неизменно высоком качестве исполнения (характерном для всего шоу), их масштаб несопоставим с тем, что мы уже не раз видели в фильмах Питера Джексона и Ридли Скотта. «Игру престолов» смотрят не ради эпичных сражений, а ради подковёрных интриг и закрученного сюжета. Впрочем, это скорее заслуга первоисточника.

Сейчас многие скажут, что такой проект с самого начала был обречен на успех. Судите сами – в основе весьма внушительная книжная серия «Песнь Льда и Пламени» Джорджа Р. Р. Мартина, несмотря на принадлежность к «низкому» жанру фэнтези, заработавшая немало наград, разошлась немалым тиражом и переведена на множество языков еще до выхода экранизации. Невероятно подробное и продолжительное описание гражданской войны в вымышленном королевстве, напоминающем позднее средневековье, идеально подходящее для формата многосезонного сериала (автор до написания книг занимался киносценариями, постоянно сталкивался с необходимостью урезать свои произведения ради кино-формата и решил в отместку написать цикл абсолютно непереносимый на большой экран ввиду своей масштабности). Экранизация «Властелина колец» показала, что спрос на фэнтези весьма велик, а судьба «Хоббита» в 2010 году была еще весьма туманна. За режиссуру и весь продакшн в целом ответственны лучшие мастера HBO (из чего можно вывести главное различие между кино и телевидением: кино, несмотря на засилье продюсерства, продукт почти всегда авторский, а сериалы – всегда коллективный). Так что, казалось бы, успех был предопределен. Однако не один проект закрывался после пары сезонов, имея на руках такие же карты. Причина успеха здесь не только и не столько в этом.

Основой любого развлечения, в особенности кино (а мы уже договорились, что у сериалов, в общем и целом, те же функции и задачи), является желание эскапизма. Возможность убежать из своей повседневной жизни, мыслить чужими мыслями, гореть чужими страстями, совершать то, на что никогда бы не осмелился – это стремление движет искусством (по крайней мере его развлекательной частью) последние несколько тысяч лет. Причем, не стоит обманываться высоким слогом – всем нужно хобби. Просто одни с головой уходят в поэзию Шекспира, а другие – в мыльные оперы. Интеллектуальная и культурная планка у людей разнится, но цель их запроса одна – хоть ненадолго избавиться от действительности за окном.

И вот тут обнаруживается интересный факт – «Игра престолов» неким образом умудряется удовлетворять эту потребность у людей с совершенно различными запросами. Однажды, я провел достаточно много времени приводя аргументы и доводы в пользу того, что это шоу отсылает нас к событиям английской Войны Алой и Белой розы, в то время как мне не без оснований пытались доказать, что местные Семьи имеют гораздо больше общего с шотландскими кланами, а их запутанные взаимоотношения отлично укладываются в общую канву сюжета. Не достигнув консенсуса, мы перешли к обсуждению отсылок к мифологии, в основном скандинавской и древнеримской, а закончили на том, что некоторые персонажи явно были вдохновлены героями исторических пьес Шекспира, в частности «Ричардом III». Пару дней спустя я присутствовал при обсуждении того же самого сериала, но в несколько другой компании. Здесь оперировали понятиями «пипец», «офигеть» и «вынос мозга». В итоге, людей с совершенно различными интересами волновали одни и те же проблемы – выиграет ли Роб Старк войну, раскроют ли мятежники Джона Сноу и как земля до сих пор носит принца Джоффри.

Можно было бы сказать, что такой эффект достигается за счет большого разнообразия сюжетных линий. Действительно, главные герои, подобно толкиеновским, собравшись в начале в одном месте, с каждым сезоном расходятся все дальше и дальше. Но суть даже не в этом. Просто Джордж Мартин идеально угадал интонацию, с которой нужно говорить с современным зрителем/читателем. Мир Семи Королевств грязен и жесток, как грязно и жестоко было европейское средневековье, с которого он списан (формальные фэнтези элементы тут занимают около 10% всего времени). Но ему, вместе с тем, присуща определенная романтика. Здесь людей сажают на кол и отрубают им головы, но они не попадают в автокатастрофы и не умирают от врачебной ошибки. При этом, поводом для смерти становится не банальная халатность, а что-нибудь гораздо более захватывающее, например очередной заговор. Персонажи здесь не вписываются в черно-белую картину мира, им, как и большинству из нас, присущи и пороки, и добродетели, они способны и на подлость, и на благородные порывы. Главное их отличие в том, что они не закупаются в супермаркетах и не выплачивают ипотеку. Они спасают жизни и отнимают их, нарушают клятвы и следуют им до конца, казнят и сами восходят на плаху. Но они избавлены от необходимости работать с девяти до пяти с понедельника по пятницу. Их жизнь до краев наполнена и благородным, и отвратительным, но чего в ней точно нет, так это рутины.

Подошел к концу четвертый сезон. Рекорды по количеству просмотров и пиратских скачиваний в очередной раз побиты. Однако, былого ажиотажа обсуждение новых эпизодов уже не вызывает. Видимо, мы попривыкли к ежегодному появлению вестей из Вестероса. Кто знает, может быть скоро «Игра престолов» уступит свой трон «самого популярного телешоу» кому-то другому. Но вряд ли ее перестанут смотреть. К тому же, состоянию ажитации, нервозному пребыванию в ожидании развязки не способствует эпическое дыхание сериала. И когда ты смотришь финал четвертого сезона, понимаешь, что это даже не середина. В общих чертах, это еще только пролог. И мысль не пугает, но, скорее, успокаивает. Что, без сомнения, нельзя не считать очередным достижением.

Фото: HBO

ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ:

Ольга Немчикова
Не-ангел-хранитель

Не углубляясь в дискуссию «Современный фанат – сотворец или молчаливый зритель?», хочется сказать лишь о том, что при всех неожиданных (или, напротив, банальных) поворотах сюжета, при всех то ли ляпах, то ли откровенном троллинге (никуда не деться именно от этой терминологии, тем более что ее используют и сами создатели сериала), фильм получился не менее динамичным, многослойным и разноплановым, чем предыдущие сезоны.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: