ГлавнаяСтатьиВстреча с художником — Евгений Сущеня
Опубликовано 6.07.2017 в 10:30, статья, раздел Искусство, рубрика Дневник художника
автор: Светлана Акифьева
Показов: 1050

Встреча с художником — Евгений Сущеня

Выработанный человечеством на протяжении тысячелетий язык культуры транслируется грядущим поколениям через осмысление и восприятие потомками опыта. У искусства нет другого пути. Хранителями этого опыта являются произведения и люди. 

Новгородским художникам старшего поколения за 70, их немного, свидетелей формирования собственной профессиональной художественной среды в нашем городе, которая объединила или навсегда разъединила их судьбы. Сейчас уже четвёртое поколение художников входит в Союз, пытаясь осмыслить процессы, которые в нём происходят. И тонкие ниточки связи между прошлым настоящим и будущим русского искусства заставляют нас молодых вглядываться и вслушиваться в судьбы художников века XX, размышляя о собственном завтра.

Хочу поделиться с вами впечатлениями от интереснейших встреч с новгородскими художниками старшего поколения. В наших неспешных разговорах о жизни и творчестве, я думаю, есть много открытий и много откровений. Я надеюсь, что, узнав о них, вы, уважаемый зритель, пристальнее вглядитесь в картины, и это знакомство поможет вам заново открыть мир художественных произведений.

Евгений Сущеня Ярославово дворище 1985

Евгений Васильевич Сущеня родился в 1940 году в д. Пласток, Минской области. Живёт и работает в Великом Новгороде с 1968 года. Как и многим художникам из глубинки, чьё детство пришлось на военные и послевоенные годы, ему не удалось получить начального художественного образования. Но он всегда рисовал, даже на службе. Очередная реформа по сокращению Советской армии сделала из моряка сухопутного солдата, и дослуживал он уже за Уралом в Пермской области. Именно там он принял самое серьёзное решение в своей жизни. В 1962 году, за несколько месяцев до демобилизации, Евгений отправил документы и рисунки в Ленинград, в Высшее художественно-промышленное училище им. В. И. Мухиной. Выдержав серьёзный конкурс, 8 человек на место, он поступил на факультет архитектуры.

Специальность предполагала овладение широким спектром навыков работы с материалами и архитектурной средой. Кроме этого, серьёзное внимание уделялось живописи и графике. «Отношения с педагогами были доверительные, никто не давил авторитетом, не ограничивал, — вспоминает Евгений Васильевич, — наоборот, нас призывали к самостоятельности в работе, требовали серьезного подхода в овладении профессией — воспитывали ХУДОЖНИКА, то есть ЛИЧНОСТЬ». Очевидно, поэтому самое большое и главное учение всё же происходило в музеях Ленинграда. Коллекции Эрмитажа и Русского музея открыли произведения мастеров Итальянского и Северного возрождения, а уникальное мастерство русских художников 18-19 века было воспринято как продолжение и неотъемлемая часть единого процесса движения развития искусства. Идея любви к человеку, выраженная Высоким стилем классики, через картины великого прошлого вошла в современного художника, явив сущность божественной красоты человеческой личности, навсегда пронзила душу. По сей день, классическая школа живописи остаётся для Евгения Васильевича самым ярким и надёжным маяком в искусстве.

Евгений Сущеня Берестяные грамоты 1988

Ещё одна «творческая встреча» имела столь же серьёзное воздействие на молодого художника. В 60-е годы монография С. Дали, хорошее японское издание, открыло Евгению Васильевичу мастера, чей уровень трансформации реальности в художественный образ произвёл на него неизгладимое впечатление. Это «знакомство» он воспринял как наглядный урок мастерства. И хотя содержание произведений, философия С. Дали никогда не были близки, восторг перед виртуозностью и возможностями средств, волшебством искусства остался надолго.

Вообще, категории пространства и времени чрезвычайно волнуют художника. Именно они наполняют ткань его произведений глубиной и содержанием. Основной темой для себя Евгений Васильевич считает «Новгородику». Действительно, прошлое и настоящее города пронизывает большую часть его разножанровых поисков. В портрете, пейзаже и натюрморте в равной степени внимательно и пристально он осваивает жизненное пространство, познаёт и размышляет. Связи времён и поколений многообразие жизненных проявлений — основное содержание произведений художника Е. Сущени. Вечное и сиюминутное, изменчивое и неизменное волнует мастера. Его взгляд из настоящего в далёкое прошлое окутан романтизмом, а подчас и мистикой.

Отличительной особенность метода мастера является его вдумчивое постоянство — это качество находит отражение в том, что на протяжении времени художник возвращается к сюжету в новых работах, развивая мысль и обогащая пластический образ. Так возникли во времени исторические натюрморты и целые серии работ, посвященных новгородским храмам, историческому портрету, поэтам А. С. Пушкину, М. Ю. Лермонтову, Ф. М. Достоевскому, новгородскому писателю Ю. В. Красавину.

Отдельно можно выделить тему мистических сновидений, фантазий-размышлений о мироздании, в которых вещные знаки и символы складываются в причудливый рассказ о явлении.

Евгений Сущеня Черная жемчужина 2002

Увидеть и приблизиться к пониманию творчества мастера можно, только глядя на его работы и побывав в его мастерской. Рабочее пространство художника Е. Сущени аскетично. В небольшой светлой комнате с высоким потолком нет ничего лишнего: ни «прекрасного» поэтического хлама, ни старых драпировок, — одним словом всего того, что может нарисовать наше воображение, опираясь на стереотип о богемном бытии художника. Очевидно, что секрет подобной аскезы кроется в методе работы мастера, который считает главными источниками творчества — наблюдение и размышление. «Картина, — говорит Евгений Васильевич, — обычно складывается как-то сразу, и мне остаётся лишь перенести её на холст. Чаще всего доработка касается только исполнения — композиция в целом не изменяется». Вообще, долгое время мне не приходило в голову мысль, что художник должен рисовать с натуры, казалось, что он должен знать в совершенстве, как изображается тот или иной предмет, состояние и т. д., и из этих образов он должен создавать разнообразные картины о жизни, любви, мире. И что по-другому не может быть.

Евгений Сущеня Юный новгородец Андрей 1984

Отчасти эта теория вошла в практику его творчества. Даже пейзажи художник никогда не пишет с натуры. В неспешных прогулках рождается сюжет будущей картины, затем выстраивается на холсте, обогащается деталями. Именно поэтому колорит пейзажных картин имеет отвлечённый от пленэрной живописи, ярко выраженный условный характер. На картине развивается один цвет, обогащаясь нюансами тональности.

— Почему теплые? — Спросила я художника, имея в виду константную желтовато-красную гамму, характерную для большинства его поздних работ.

— А человек вообще больше тянется к теплу, то есть к солнечному свету, — ответил он, — Кроме того, вот иду сейчас по городу, вокруг меня лето, всё зеленеет и ничего во мне этот цвет не волнует. Я долгое время вообще словно бы не знал о существовании белил и зелёных красок — не испытывал в них потребности. Потом, всё-таки вдруг решился. В первый раз, кажется, даже попросил их у художника Завьялова (смеётся).

— А как же быть с портретом? — не отставала я.

— Ну, здесь конечно, нужно понаблюдать или запомнить. Иногда и зарисовать что-то с натуры. Но вообще, мне больше нравится работать над историческим портретом. А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, Иван Грозный — у каждого из нас складывается своё представление об этих личностях. Когда работаю над такой темой, у меня всегда возникает чувство, будто я считываю откуда-то их образы. Словом, искать образ, который убеждает, для меня гораздо интереснее.

Следующий мой вопрос был о зрителе.

— Я думаю, что картина живёт дважды один раз в воображении и душе автора, другой — внутри зрителя, в его переживаниях, если таковые случаются от восприятия произведения. Поэтому, художник должен, как можно точнее выразить всю силу своих чувств, чтобы в зрителе возникла ответная эмоция.

Евгений Сущеня картина

Конечно, не все работы одинаково удовлетворяют требовательного к себе художника. Многие уничтожают свои работы, некоторые холсты записываются новыми. «Таких — у меня немного, — говорит Евгений Васильевич, — я как-то очень скоро понял, что не нужно торопиться уничтожать работу, которая показалось неудачной. Опыт показал, что иногда, ты, увлечённый, не можешь объективно оценить то, что уже получилось, так как результат не оправдал ожидания, и тебе кажется, что картина наполнилась иным образным контекстом. Время даёт возможность остыть, непредвзято взглянуть на когда-то отвергнутый холст».

— Сейчас достаточно лояльное отношение к не членам Союза, мастерам, которые только начинают. А как вы входили в выставочное пространство, в художественную жизнь Новгорода?

— Распределили меня на телевизионный завод, там уже существовало бюро эстетики и в нём работали художники, все они занимались в основном, оформительской работой, мне нужно было осваивать промышленный интерьер. На заводе «Волна» уже были художники по интерьеру Трофимов, Сергеев. Так что среда была, был свой круг общения. В выставках я начал участвовать сразу, молодому, как и сейчас, тогда нужно было пройти выставком. Отбор был строгий, профессиональный и естественно идеологический, принесёшь десять, хорошо, если отберут одну — две. В 75 году вступил в Союз Художников.

Из приятных моментов, связанных с выставочной деятельностью, вспоминается выставка графики в Мурманске. Я был отмечен профессиональной критикой, говорили, что у меня свой стиль. К сожалению, из тех работ осталось немного, рисунки, кстати, большей частью натурные.

— Ощущаете вы, что время изменилось, что люди другие.

— Да, мы с вами люди из прошлого века. Жизни и творчеству это, конечно, не мешает, но некоторая отстранённость взгляда, наверное, всё же присутствует.

Сейчас Евгений Васильевич Сущеня готовит ретроспективную юбилейную выставку. Думаю, что она станет открытием для современников и предлогом вновь поговорить о творчестве художника.

Светлана Акифьева. 2014 год.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: