ГлавнаяСтатьиЛитературные миниатюры
Опубликовано 4.07.2017 в 12:15, статья, раздел Искусство, рубрика Читальный зал
автор: Андрей Колодин
Показов: 483

Литературные миниатюры

Книга Андрея Колодина «Единица измерения» в своем бумажном виде появилась в нашей редакции как подарок автора. Прочитав ее, что называется, от корки до корки, мы сочли необходимым по собственной инициативе расширить читательскую аудиторию доступным нам способом. Получив на то согласие Андрея Ивановича, предлагаем и вам, уважаемые «подписчики» интернет-журнала «Область культуры», разделить с нами впечатление от прозы и стихотворений, вошедших в этот сборник, ставший своеобразным авторским творческим отчетом. К тому же, как выяснилось, книга оказалась заведомым раритетом — первой и пока единственной в стране, где литературные тексты иллюстрированы авторскими фотографиями. Напомним: А. И. Колодин — основатель и художественный руководитель хорошо известного в нашем городе Дома творческой фотографии «МЫ» имени Александра Овчинникова.

Мини-проза

ЛОГИК

Капли дождя стучали по подоконнику. Человек подумал: «Весна!»
Но была зима. И человек это знал. Но капли дождя стучали по подоконнику...
Человек был логиком. И очень гордился этим. А потому не догадывался, что самая изощренная логика зиждется на самых простых ошибках.

Логик

НИЩИЙ

Нищий благодарно кивал головой и бормотал что-то напутственное каждому, кто подавал милостыню.
Каждый, кто подавал, прибавлял затем в шаге, словно стесняясь своего поступка. И никому так и не приходило в голову, что это не он подает, а нищий принимает. Потому что трудно себе представить, что нищий может не принять. И только на этом основана ложная уверенность подающего, который не сомневается, что это он делает доброе дело.
А ну как нищий не примет подаяние? Вот тогда и не спишется со счетов какой-нибудь грех подающего. Но нищий не посмеет так поступить. Потому что он всегда, заведомо добрее подающего, которому, безусловно, благотворит.

Милостыня и чаевые — такие же разные вещи,
как нищий и попрошайка.

Нищий

НЕ МЫ УХОДИМ...

Он шагал по улице, так и не выбрав направления. Брел, плелся, волочил ноги. В сказках говорили — куда глаза глядят. Все это и было отдаленно похоже на сказку. С той, правда, разницей, что у сказки всегда счастливый конец. А он и предположить не мог, чем все это кончится. Чем кончатся его бесчисленные уходы из дома, где день ото дня становится все более душно. В прямом смысле иногда чувствовал, как сдавливается дыхание, и сердце еле постукивает.
Вот тогда он, сражаясь со сном, натягивал башмаки и выходил в ночь.
Ночью все по-другому. И родной город был уже не родным. И заблудиться — нет, потеряться! — было совсем не трудно. Особенно, когда некуда идти, раз уж домой не хотелось.
«...Не мы уходим, а нас прогоняют», вспомнился чей-то афоризм.
Навстречу трусил пес. Дворняга, у которого дом — весь город. Иначе трудно объяснить его появление на улице в 3 часа ночи.
Они поравнялись и остановились, изучая взглядами друг друга.
И тут его охватило несуразное чувство родства с этим четвероногим полуночником. Он без опаски нагнулся и погладил пса по седеющей голове. И успел подумать, что если бы у него действительно был свой дом, он бы непременно забрал пса к себе.
Пес благодарно заглянул ему в лицо, потянулся и смачно зевнул, как бы солидаризируясь в неуемном желании выспаться в тепле и уюте.
Но надо было идти, чтобы пес, часом, не привязался: вести-то некуда...
Он, легонько похлопав пса по спине, побрел, было, дальше. Но пес догнал его и мягко взял в пасть его повисшую от усталости руку. Пришлось снова погладить и снова попрощаться. Но пес снова догнал и
ухватился зубами за свисавший пояс плаща. И несильно, но настойчиво потащил. Еще ничего не поняв, он подчинился желанию собаки. Так они прошли в направлении, откуда прибежал пес, полквартала — на поводке, только наоборот. Потом пес разжал зубы и свернул во двор. Он последовал за ним. И увидел пса, зазывно развалившегося на теплотрассе.
И тогда он почувствовал, что плачет, обнимая голову собаки, от всей своей собачьей души предложившей человеку хоть какое-нибудь прибежище...
Почему собаки в отличие от человека никогда не предают?
Хотя вопрос надо ставить наоборот...

Не мы уходим

СПИ, МОЙ МАЛЬЧИК

Спи, мой мальчик, спи. А если тебе приснится, что ты идешь в гору и тебе никак не преодолеть последние метры, и ты готов разрыдаться от отчаяния, то, проснувшись, успокой себя тем, что не на каждую горку надо обязательно взбираться. И даже если точно знаешь, что это твоя гора — не надейся взять ее одним махом. Постарайся, мой мальчик, приучить себя к мысли о том, что надо уметь спускаться и даже скатываться с горы прежде, чем решишь на нее подняться. Быть может, чтобы научиться этому, надо будет потратить очень много времени. Быть может, всю жизнь. Что ж, бывает, что только в самом конце жизни сумеешь подняться на одну единственную гору, но тогда ты уже никогда не скатишься с нее...
Спи, мой мальчик. Пусть сон твой будет мирным. Но если тебе приснится война, будь мудрым и даже во сне попытайся скорее решить на какой ты стороне. И помни, мой дорогой, что не выбрать ты не можешь...
Спи, мой хороший. Хорошенько выспись, чтобы, когда проснешься, сразу улыбнуться. Не обязательно — кому-нибудь: улыбнись тому, что ты снова проснулся. А если ты проснешься от собственного крика, то пусть на его последней нотке умрут все твои страхи. И когда навязчивый кошмар снова посетит тебя во сне, ты во сне же и улыбнись, даже через силу, и дурной сон тут же оставит тебя: кошмары боятся смелых.
Спи, мой мальчик. А я посижу рядом, чтоб тебе было спокойней. И мне так тоже спокойней. Ведь я тоже борюсь со своим страхом. Страхом за тебя, мой родной...

Спи, мой мальчик

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: