ГлавнаяСтатьиОбразы русской деревни
Опубликовано 10.06.2014 в 19:30, статья, раздел , рубрика
автор: ОК-журнал (Сергей Козлов)
Показов: 948

Образы русской деревни

На минувшей неделе Музей народного деревянного зодчества «Витославлицы» отметил 50-летие со дня основания. Праздник собрал ученых и коллег по музейному делу со всей России, а для простых посетителей приготовил множество подарки – новые объекты и памятники, которые можно посетить в этом сезоне.

Музей «Витославлицы» никогда не был для меня историчным местом. В том смысле, что здесь можно как бы «погрузиться в эпоху», утраченную, ставшую частью «истории». Нет, он всегда был сегодняшним, настоящим, только живущим по другим правилам.

А еще чуточку сказочным. Ведь чтобы добраться до этого заповедника даже сегодня нужно проделать непростой путь. Хорошо, когда есть личный транспорт. А если общественным… Со всей беспощадностью сожмут тебя дачники – такого понавидаешься-понаслушаешься, что, выйдя из автобуса и перейдя турникет, почувствуешь себя в тридевятом царстве. Да, русские монастыри всегда возникали в красивейших местах, в которых будто сходятся некие физические и духовные оси. Так и «Витославлицы», унаследовавшие землю Пантелеймонова монастыря, поражают каждый раз открывающимися видами и потайными уголками.

Солидный по человеческим меркам возраст – 50 лет – кажется игрушечным по сравнению с мощью этого места. Но какой же человеческой мощью нужно обладать, чтобы вписать в древние природные ландшафты деревню из 26 построек, собирающих на своих улицах с XVI по XX век! Как-то блекнут общие слова о колоссальном труде ученых, об их преданности великому делу рядом с ощущением, которое и не высказать, когда попадаешь в «Витославлицы». Ведь людям удалось не только собрать, отреставрировать, выстроить в систему, но и оживить это место. Не устраивать время от времени карнавал с «историческими» аттракционами, а поддержать деревенскую культуру, мифологическое и обрядовое сознание на том уровне, на котором оно возможно в XXI веке. Здесь фольклорные коллективы – лишь гости праздника. Сами музейные работники осваивают ремесла, профессии, естественно носят костюмы. Могут ли догадаться обыкновенные посетители, что два крестьянина, которые деловито и увлеченно правят косу – сотрудник Центра музыкальных древностей В.И. Поветкина Антон Каменский и главный архитектор музея, реставратор Виктор Попов?

Виктор Попов руководил проектом реставрации нового памятника (так уж положено говорить), он же и совершал обряд новоселья, войдя в роль хозяина избы-двойни (то есть, зимней и летней) из деревни Вотроса Пестовского района. Обойдя трижды с иконою дом, он пригласил и гостей.

Все посетители «Витославлиц» смогут побывать у Добровольских. Открытие избы было проанонсировано еще в прошлом году и действительно стало богатым подарком к юбилею музея. Геннадий Окунев, один из потомков и последних владельцев дома рассказал, что рад такой смене жительства для их семейного очага. Пусть как можно больше людей посмотрят, как жили в начале XX века мастеровые. Да и им будет лишний один повод всей большой семьей еще раз приехать в Великий Новгород за триста верст из далекого Пестово. Правда, какой красивый открывался на закат с широкого резного крыльца…

Благодаря кропотливой реставрации, работе этнографов и бутафоров, обстановка выглядит так, будто хозяева ненадолго вышли, оставив дверь незапертой. Даже жилой запах сохранился. Впрочем, для тех, кто сможет посетить «Витославлицы» со специальной экскурсией, сотрудники музея оживят будние дни хозяев Добровольских. Возможно, заглянет и торговец-разносчик, у которого можно будет купить вполне себе современную полиграфическую и сувенирную продукцию. Я же говорил, что жизнь здесь настоящая!

- Сам дом подсказал определенные темы, - рассказывает старший научный сотрудник музея-заповедника, автор экспозиции Татьяна Климова. – Как мы выяснили, Добровольские в 1910-х годах уже жили только в летней избе. Здесь сохранились традиционные полати, появились диваны и передвижные скамьи. И родилась тема городского влияния на крестьянский быт. Появляются шкаф, буфет и красивая полочка для чайной посуды. И в этом интерьере мы представили приход торговца-разносчика, которого крестьяне всегда ждали с нетерпением.

В дом Добровольских хозяйка приобрела для рукоделия нитки, платок. А вот хозяин заинтересовался книгами. Детишки, конечно же, выбрали лубочные картинки. А в зимней избе можно понаблюдать за работой мастеровых шерстобитного и шерстоваляльного промысла.

- Мы придумали такую легенду. С осени по деревням ходили отходники, которые предлагали подготовить, «разбить», шерсть для вязания или изготовить валенки. И, коль в зимней избе Добровольские уже не жили, то мастерам и разрешают там работать. Работа очень грязная, поэтому обычно одну избу «вымучивали», то есть отдавали под дело, а остальные крестьяне приходили и делали заказы. Потом всем миром избу отмывали. Наш хозяин еще и перенимает опыт валяния.

Небольшая зимняя изба превращается в мастерскую, где можно увидеть не только архаичные инструменты ручного труда (лучок, било), но уже и шерсточесальные чугунные станки.

Что испытываешь, глядя на старинные фотографии, на киот с Тихвинской Богоматерью (такие еще нередко можно встретить в немузейных избах)? Прикасаясь к по-летнему теплой печи? Наблюдая за проворной работой прях и ребятишками, пытающимися справиться с ручными жерновами? Слушая бойкий рассказ о конюха о том, как ухаживать за лошадиными копытами? Эти образы такие настоящие, живые, но между ними и городским гостем пролегает какая-то заповедная черта.

Человек существо ленивое и постоянно ищет возможности облегчить свой труд. Кто знает, с каким ироничным любопытством наши потомки будут разглядывать нашу роботизированную технику. Но окончательный крах произойдет лишь тогда, когда утратится прикосновение к природе. Деятельное, но не разрушительное. В мысли настойчиво вторгается аритмия колокола. Человек, да существо крайне любопытное и кинестетическое. Вот от чего его не отучит никакая электроника, так от желания потрогать, дернуть, стукнуть и желательно погромче. Пять часов, что продолжался праздник, юбилейный колокол «Витославлиц» испытывал на себе все архаические инстинкты гостей.

Несмотря на праздничный повод своего появления, этот колокол принял на себя символический облик старинного кампана, висевшего в церкви Успения из села Курицко в Новгородском Поозерье. Отлитый мастерами из Ярославкой области, он займет спустя некоторое время место на звоннице и будет принимать участие в колокольных концертах. А пока у гостей есть шанс рассмотреть колокол поближе, попробовать прочитать надпись древнерусской вязью, в стилистике времени отливки оригинального колокола (конец XVI - начало XVII веков). И, если уж очень руки чешутся, позвонить. Только прежде подумайте об обитателях деревни, которые сделали ваш отдых здесь таким увлекательным.

Что такое мощь колокольного звона удалось испытать на себе, поднявшись на колокольню церкви Николы. В честь праздника звонари из Великого Новгорода, Санкт-Петербурга и Москвы сыграли небольшой концерт. С высоты 20-ти с лишним метров звуки колоколов заполняют собой всё пространство и заставляют приостановиться, перестать суетиться. Но там, в непосредственной близи, звон проникает в тебя физически так, что сам чувствуешь себя колоколом в искусных руках звонаря. По ощущениям, это не то чтобы неприятно, но требует достаточно сил, чтобы соответствовать мощи звука. А сама работа, несмотря на массивность инструментов, требует определенного изящества. По меткому наблюдению моей коллеги Светланы Жоховой, кажется, будто руки плетут кружева, дергая за нити, оживляющие колокола. Некогда они отмеряли будничную и праздничную жизнь мирян, призывали к труду физическому и духовному. И эта размеренная жизнь была всеобщей. А сегодня мы прячемся за интимную индивидуальность, которую нам отмеряют электронные устройства, не сообразуясь ни с течением суток, ни временами года.

Рядом же, в церкви Рождества Богородицы, древние хоры зазвучали ретроспективой русской духовной музыки от знаменного распева до Свиридова. В этом монументальном памятнике культового зодчества, как и в других, такую жизнь редко можно наблюдать. В основном, они открываются в честь больших праздников и юбилеев. Из десяти построек некоторые ни разу не были открыты. Храмы – сооружения особые. И они требуют свои реликвии. Так, в церкви Рождества Богородицы прошел не только концерт, но и открылась выставка «Ради храма Твоего», рассказывающая об истории реставрации памятников. К слову сказать, в 1960-е годы из этой церкви экспедиция Эрмитажа вывезла икону Николая Чудотворца XIII века, которой очень гордятся хранители музейной коллекции. Часть других икон находится в экспозиции Новгородского музея-заповедника, в фондах также хранится и поминальная записка XVII века, застрявшая между бревнами, и связанная, возможно, с нашествием литовцев. В самом храме можно увидеть тябло с редкой росписью серафимами и херувимами. А вот каменный поклонный крест XV века к церкви отношения не имеет. Просто тяжесть и размеры теперь не позволяют его вынести.

Ученые, съехавшиеся на праздник со всего дружественного музейного пространства, еще стойко продолжили под руководством Виктора Попова осматривать спасенные реликвии «Витославлиц». Что такое один галдящий, знойный праздничный день по сравнению с жизнью, которая вплелась в древнее дерево бревен и ажурных украшений? Юбилейный колокол тоже не уставал и продолжал игриво подыгрывать гармони.

Фото автора

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: