ГлавнаяСтатьиНе соврать ли нам сказку с начала?
Опубликовано 2.06.2014 в 12:02, статья, раздел , рубрика
автор: ОК-журнал (Сергей Козлов)

Не соврать ли нам сказку с начала?

«Малефисента» была одной из самых ожидаемых премьер массового кино на рубеже весны и лета. Она подготовлена не только изящными рекламными трейлерами, но и более, чем полувековой историей успеха диснеевской «Спящей красавицы» в сочетании с модным направлением переписывать сказки. В помощь прокатчикам многочисленные зарубежные и отечественные благолепные рецензии. А у ОК-журнала свое мнение.

Волк остался бы жив,
если бы не заговорил в темном лесу с незнакомой
девочкой в красной шапочке
Интернет

С установлением власти кино и телесериалов в XX веке, индустрию захватил сказочный мэшап. То и дело герои самых различных историй объединялись во всевозможных комбинациях. В XXI веке кино «занемогло» сказочным ревизионизмом. Одна за другой дорогие сердцу сказки, на которых воспитывались поколения, с беспощадностью проходят переплавку через отвязный стеб или готический триллер. Создатели на все голоса поют: «Мы знаем, как всё было на самом деле». Белоснежки отдавали свое сердце охотникам-убийцам, а Красные Шапочки оказывались опасными разбойницами.

В компании Disney добрались и до «Спящей красавицы». Несмотря на то, что анимационный фильм 1959 до сих пор считается одним из лучших творений Уолта Диснея и его команды, видимо, прошло время прекрасных принцев и романтичной магии. Ревизия возвела на трон зрительского оправдания злую колдунью Малефисенту, которая чуть не погубила Аврору. Для этого потребовалось не просто придумать предысторию заглавной героини, но и переписать сказку заново. И, как уже стало заведено в Голливуде, именно сценарий стал самым слабым звеном «Малефисенты».

Главной стратегической ошибкой Линды Вулвертон стал пролог. С невероятным занудством голос рассказчицы (в финале нам подтвердят, что это именно Аврора) перечисляет все события детства и юности Малефисенты (позабыв, видимо, о том, что имя это «говорящее» и звучит для английского зрителя как «пагубный», «вредоносный»). Рассказ сопровождается живописным видеорядом, в котором с подробностью и фантазией соединён мир антропоморфных существ и компьютерной анимации. Хоть визуально нам не предлагают ничего нового, но выглядит это убедительно даже после Средиземья Питера Джексона.

Трейлер хранил интригу, какой героиня была до того, как дошла до жизни черной и коварной. А тут нам с первого же кадра всё и вываливают. В лоб и беспощадно. Изобель Моллой этакий Питер Пэн, подкупающий одновременно и независимостью уличного ребенка, и по-детски лукавым взглядом. Собственно, дальше уже становится неинтересно. Разжевав до конца юношеские годы Малефисенты, голос за кадром умолкает. И вот тут начинается кино.

Всё-таки, выразительной сценой без диалогов можно рассказать зрителю куда больше, чем режиссер Роберт Стромберг активно пользуется. В фильме вообще не так много пафосных речей, а иногда мелодика и обороты сказочной речи очень удачно используются в ироничном ключе. Для фей-крестных – это комичная старомодность и неуклюжесть, для Малефисенты – ядовитый сарказм.

У режиссера очень много крупных планов, в которых приукрашенные современными техническими приспособлениями персонажи могут проявлять разнообразную палитру чувств и оценок. К тому же, это жизненно необходимо, чтобы хоть немного приблизить к правдивости новую концепцию. Оскорбленная предательством любовника, который нам известен под именем короля Стефана (в фильме он приходит к власти именно через предательство), Малефисента из справедливой хранительницы сказочного царства становится жестокой колдуньей. Но, наблюдая за подрастающей Авророй, влюбляется в ее чистоту и бесстрашие. Однако, не в силах снять проклятье, она бросается спасать принцессу, попадая в ловушку, расставленную Стефаном, у которого на почве страха развивалась паранойя (экранное время позволило даже впихнуть сцену, в которой он разговаривает с украденными крыльями Малефисенты). Для Анджелины Джоли роль и режиссер стали роскошным подарком. Если с крыльями она еще напоминает Лару Крофт, то фея, раздираемая местью и любовью, выглядит глянцево сверкающей шармом и обнаруживает не простой внутренний мир, не требующий сочувствия.

И сложно было придумать лучше, чем пригласить для пущего контраста на роль добрых разноцветных фей Имелду Стонтон, Лесли Мэнвилл (обе не раз уже играли сказочных персонажей) и Джуно Темпл. В этой версии няньки Авроры персонажи не просто комические, а еще склочные, неуклюжие и самодовольные. Это чтобы придать большего благородства и драматизма Малефисенте, которая, собственно, и воспитывает Аврору. Трио замечательных актрис не оправдывает отрицательных черт своих персонажей, но при этом и сохраняют живость, теплоту и очарование мультипликационных прототипов.

Не только новых трактовок ждали зрители, но и фокуса, как любимые сцены из мультфильма обретут красочную реалистичность. К некоторому разочарованию, их не так много. Замок, ставший символом компании Disney да крупные колючки, окружающие лес колдуньи. Самые ностальгичные переживания всколыхнула сцена проклятия. Она с добавлением мимической игры, отображающей колебания Малефисенты, воспроизведена в соответствии с каноном. Зато новые мотивы поведения героини помешали здравомыслию сценаристов. Как мы помним, в 1959 году Малефисента чарами завела Аврору в подземелье с прялками. А здесь она рвется ее спасать, и потому злые чары в виде зеленого свечения сами глупейшим образом ведут принцессу. Картинно медленно палец насаживается на веретено, оставляя зрителя в смятении – что за черт? И почему несколько минут назад колдунья шутливыми манипуляциями забавлялась, раскидывая закованных в латы рыцарей, а тут с несчастным видом ползает перед кучкой негодяев?

И, в итоге, куда заводит сказочную мысль модный ревизионизм? А в то, что истинной любви не существует. Только поцелуй Малефисенты способен разбудить спящую Аврору. Можно обойтись без сексуальной подоплёки, но традиции всё равно подозрительным образом подорваны. Даже принц Филипп оказывается нелепым мальчишкой, на которого Аврора бросает снисходительный взгляд. А сама история Малефисенты, объединившей людское и сказочное царство, представляется путем леди-босс, которая может позволить себе быть стервой, матерью, начальницей, хозяйкой, но никак не женщиной для мужчины.

Не стоит, пожалуй, ахать и закрывать подросткам глаза. Гораздо интереснее поспорить после просмотра, насладившись отличным чувством стиля художников-постановщиков, режиссерской увлеченностью и небанальным саундтреком Джеймса Ньютона Ховарда.

Фото: www.disney.co.uk

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: