ГлавнаяСтатьиМария Клапатнюк. Путешествие домоседки
Опубликовано 30.05.2014 в 06:01, статья, раздел , рубрика
автор: ОК-журнал (Сергей Козлов)
Показов: 731

Мария Клапатнюк. Путешествие домоседки

Мы продолжаем спорить с Цицероном, утверждавшим, что всё прекрасное – редко. В авторском проекте Сергея Козлова и Сергея Гриднева перед читателями предстанут прекрасные творческие девушки, которых так много в нашем городе. Наша вторая героиня журналистка Мария Клапатнюк.

Девушка с Севера

Итак, предыстория снова уносит нашу фантазию прочь от древнего города. Мария приехала из города Заполярный Мурманской области. Раньше в своем ЖЖ она как минимум дважды в год рассказывала о поездках домой, теперь уже родители навещают дочь в Великом Новгороде. А этим летом и они переедут сюда на постоянное жительство.

- Может сложиться такая ситуация, что я больше никогда не побываю у себя на родине. Конечно, я надеюсь найти какую-нибудь лазейку. Недавно путешествовала по интернету и увидела фотографии Кольского полуострова. Сразу поняла, как мне не хватает диких «лунных пейзажей», свинцового серого низкого неба. Рыбачий полуостров, мне кажется, это квинтэссенция всего того, что можно назвать «Кольским севером».

Как замечает Мария, Север очень контрастный. Заполярный появился в 1956 году благодаря крупным месторождениями медноникелевых руд. Градообразующее предприятие каждого населённого пункта – горно-металлургический комбинат. От того вокруг северных селений десятки километров земли, выжженной серой. Она выпадает на землю вместе с осадками, смешанными с отходами переработки руды.

- Мертвая зона – только одна сторона нашего Севера. И, конечно, она шокирует. Вокруг Заполярного глубокие карьеры, бесконечные отвалы отработанной породы. Отличный пейзаж для антиутопии. И я не утрирую.

Но стоит отъехать от этой пустыни, созданной руками человека, потратить пару часов на преодоление бездорожья и картина резко поменяется.

- Мох ягель, огромные валуны, высокие сопки, редкие кустарники, растущие прямо на камнях, зацветающий лишь к августу иван-чай - всё это так прекрасно. Стоя на высокой точке, восстанавливая дыхание, после непростого подъёма видишь огромные равнины, на которых нет ни людей, ни деревьев, только каменные, серые, куда реже голубые озера. И дует крепкий северный ветер. Кажется, с самого Океана. Я уверена, что это стоит пережить. Как только переехала в Великий Новгород, козыряла перед всеми: «Ты видел северное сияние? А я видела». И девчонки завидовали – правда, красиво? На самом деле, по-настоящему красивых, так, чтобы «челюсть отвисла», северных сияний я видела в своей жизни два-три, не больше. Ещё в детстве, когда с братом полярной ночью выходишь на прогулку, спиной падаешь в снег, и смотришь, как полыхает. А чаще бывает обычное сияние. Это как гроза. Ведь далеко не каждая гроза тебе запомнится.

Великий Новгород давно и часто становится домом для многих жителей Мурманской области. Мария соглашается, что это своеобразная эмиграция. Отправляться ещё дальше на юг – рискованно, резкая смена климата для постоянного проживания всё-таки сказывается на здоровье. И всё же каждый родитель, который остается в «металлургическом эпицентре» старается отправить своего ребенка учиться подальше.

- Для меня это было очень сложно. Я была дикой домоседкой. До поступления в институт больше, чем на два дня с родителями вообще не расставалась. У меня не было летних лагерей, не было детского сада. На отдых мы ездили семьёй - к бабушке. Расстаться на две недели, месяц, полгода - было за гранью воображения. Поэтому, окончив школу, скажем, для подстраховки, я подала документы в Мурманский государственный технический университет. Приличный балл ЕГЭ по математике давал возможность туда поступить. А уже потом стала искать что-либо более забавное на южных территориях. Как уже говорила, я была мега-домашним товарищем, поэтому куда-то далеко уезжать не хотела. Хотя Великий Новгород – это уже, казалось, очень далеко.

Как сейчас шутит наша героиня, первые полгода в городе на Волхове и по сей день кажутся ей самыми худшими за всё время жизни. Первокурсница Маша радовалась каждому занятию по субботам, лишь бы не сидеть дома (вернее в комнате, снимаемой у вполне себе традиционной пенсионерки) и как можно больше общаться с людьми.

- А жизнь для меня снова началась и началась по-новому, в полную силу, когда я впервые увидела, как цветут яблони и вишни, узнала, как пахнет сирень, как заливается соловей. Потому что на моей родине этого ничего нет.

Непростроенная модель Марии Клапатнюк

Сейчас, когда Мария уже не первый год работает в газете «Новгородские ведомости», кажется, что движение в направлении журналистики было скорым, без сомнений. Оказывается, сомнения и поиски продолжаются до сих пор. Но об этом позже. Мы остановились на том, что наша героиня все-таки уехала поступать в НовГУ.

По отработанной схеме, подав документы в Институт экономики и управления – спасибо ЕГЭ, - отправилась в поисках факультета «для души». Взгляд остановился на одном из информационных стендов, завлекающих абитуриентов.

- Я подозреваю, что на этих фотографиях был либо Виктор Краснов, либо Сергей Пухачев со своими студентами, плывущими в лодке. И я подумала: Ого! Вот как практика журналистская проходит. Я еще в школе себе представляла какое-нибудь «творческое» занятие – археология, флористика или журналистика. Почему бы не попробовать? Все равно я ничего не теряю.

Вот так, мало что зная о будущей профессии, без всякой практики, Мария стала студенткой кафедры журналистики. Впрочем, далекими воспоминаниями из детства наплывает анекдот.

- Когда я победила в каком-то местном творческом конкурсе (играла на фортепиано), и у меня брали интервью, то спросили: о чем вы мечтаете? Я хохотнула и довольно ответила: а может я сама когда-нибудь буду журналисткой. Вот такая непростроенная модель.

Идеальный мир журналиста Марии Клапатнюк

В газете «Новгородские ведомости» Мария нередко пишет о культурных событиях, вместе с коллегой Алиной Бериашвили обсуждает новинки кино и литературы. В легких, иногда далеко отклоняющихся от заданной темы «посиделках», сложно определить место читателю.

- Я в принципе достаточно эгоистичный человек и стараюсь писать о том, что мне интересно, а дальше…Выходит, хоть трава не расти? На редакционных планерках у нас часто возникает разговор – не слишком ли много гуманитарных текстов, лирики, не нужно ли газете больше конкретики, политики? Я думаю, что может оно и так, но мне интереснее лирика. Поэтому я буду писать об этом. Во всяком случае, тем, что интересует меня, я скорее смогу заинтересовать и читателя.

Любопытно, что долгое время Мария вела рубрику «Автостоп», при этом не умея водить автомобиль. «Добрые отношения» с прикладной полосой ни у кого из коллег не складывались, а у неё от чего-то получилось. Конечно, это не откровение свыше, скорее четкое отношение к выбранной профессии. Если занимаешься темой – знай ее. Изучай, понимай, совершенствуйся. И не важно, что это за тема. Кстати, сегодня Мария уже сидит за рулём.

- К сожалению, у меня четкой рабочей тематики нет. Люблю, когда есть «движушное» событие, куда нужно пойти, погрузиться и с места действия всё описать. Не знаю, удаётся ли мне это, читателю виднее, но мне интересно. Даже на скучном заседании я люблю посмотреть, кто как сидит, как себя ведет, чем по-настоящему занят.

Правда, отсутствие своей темы – некоторое лукавство. Мария частенько была замечена на всевозможных культурно-социальных акциях, внутри них и даже в руководителях. В газете она нередко поддерживает движение «Новый город», а этой зимой даже провела акцию по продвижению ярнбомбинга, то есть, украшению деревьев шерстяными изделиями ручной работы.

- Урбанистические фестивали, шарфики на деревьях, акции по раздельному сбору мусора. Вот это мне близко, вот это мне хочется развивать. Идеальный мир журналиста Маши Клапатнюк – это когда ты выходишь в город, и город – продолжение твоей квартиры. Тебе там также комфортно, никто в нос не дымит сигаретой, мимо урны никто ничего не бросит, в лифте не написали ничего на стене. И тебе приятно общаться с соседями.

Впрочем, состоятельность в журналистике не избавляет Марию от мыслей о будущем печатной прессы. В ее багаже есть второе высшее, юридическое образование.

- Если честно, то я не собираюсь работать юристом. Но я должна знать, что у меня есть тыл. Конечно, получив заочное образование, я не тешу себя иллюзиями, что могу сходу трактовать Гражданский кодекс, прекрасно разбираюсь в сфере нотариата или детально знаю, как устроен уголовный процесс. Но у меня есть база, я знаю, где и что найти. И вообще, хочется надеяться, что я в быстрые сроки могу овладеть новой профессией. В конце концов, есть же у меня голова на плечах.

Частная жизнь Марии Клапатнюк

Совершенно неожиданно, в духе глянцевых журналов, мы виртуально проникнем в дом нашей героини. Многие знают о перипетиях ее частной жизни из ЖЖ и стены ВКонтакте. Увлекательная история ремонта в фотографиях, рецепты, музыкальные предпочтения и наблюдения, которые не попадают на газетную полосу. Кот Лукерья, в конце-концов.

- ВКонтакте и ЖЖ отняли у меня дневник. Я перестала писать о личном. Почему это так важно? Личный дневник я начала во втором классе. Его очень интересно перечитывать. Кода ты сам с собой живешь каждый день, то не видишь, как меняешься. А дневник помогает взглянуть на себя, понять что повлияло на тебя, когда ты стал таким, как сегодня. Стена ВКонтакте отчасти это заменяет, ее можно просмотреть и многое вспомнить. Если ВК вдруг исчезнет, то есть произойдёт такое вот чудо, мне будет жалко фотографий, заметок…

А тем временем многие ворчат и строят неутешительные прогнозы в адрес тех, кто делает свою частную жизнь публичной.

- Важен сам процесс жизни. Мне интересно, как всё меняется. И, как оказалось, еще кому-то интересно. Мне нужно получать отклик на то, что я считаю интересным, мне важно, как на это реагируют. Может, это кому-то кажется смешным и нелепым. А для меня в этом часть профессионального. Личное – это мое настроение, мои слабости, мои проблемы в отношениях с близкими и друзьями. Остальным вполне можно поделиться.

Но мы пообещали и глянцевую историю. Она будет кулинарной. В молодой семье Марии и Виталия процесс приготовления пищи организован очень слабо, вернее, пущен на самотёк. Пара не раз была замечена в кулинарном клубе «Cibo», но, по признанию Маши, толку от этого мало. Мастер-классы навевают фантазии о необычных рецептах, красивой сервировке. А на деле всё упирается в банальную нехватку времени. Когда остаётся лишь что-то забросить в себя в перерыве. Хорошо, если это получится вкусно.

- Я не отношусь к девушкам, которые любят и хотят особую, красивую посуду, обладают поваренными книгами и стараются пробовать что-то необычное. У меня есть прикладные кулинарные рецепты на каждый день.

А если привычная жизнь вдруг дает сбой, то это может обернуться курьезом. Однажды Маша попросила мужа купить что-нибудь полезное (шёл эксперимент с правильным питанием) и интересное. Он купил тыкву. Это было настолько неожиданно, что в итоге пришлось обращаться к интернет-сообществу с вопросом о том, что с ней делать. И вот после поисков в сети, нашелся один рецепт.

Рецепт оригинального салата от Марии Клапатнюк

К тыкве необходимо приобрести еще манго и авокадо. Тыкву порезать и сварить. Авокадо и манго тоже красиво порезать. Представляете, какое насыщенное сочетание цветов получается - ярко оранжевый, солнечно желтый и насыщенный зелёный! Все смешать и добавить заправку из красного лука, замаринованного в бальзамическом уксусе с приправами.

К слову, Мария и её мама салат оценили, а вот муж с отцом решили, что блюдо «чересчур оригинально на вкус». К счастью, кроме неожиданностей, у Марии есть и традиционные блюда.

- Традиционная воскресная пицца! Под занавес недели нам хочется устроить уютный домашний вечер с правильным ужином в семь часов. А на деле выходит так: время десять. Что делать? Быстренько готовим пиццу! В итоге, в воскресенье, в одиннадцать – половину двенадцатого ночи мы смотрим очередную серию «Игры престолов» и лопаем пиццу счастливые - самое время подкрепиться.

Конечно, в этих традициях грусти не меньше, чем юмора. Несложно вспомнить, как еще лет пятнадцать-двадцать назад, наши семьи жили по каким-то сохранявшимся обычаям, с общими интересами и традициями быта. Куда это всё уходит сегодня?

- Меня это беспокоит. Я не могу сказать, что волосы на себе рву перед сном – где моя культура быта? Но всё же понимаю, что она уходит. Понимаю, когда приезжает мама и привозит специальную тяжёлую штуку для лепки пельменей, сама начинает делать фарш, раскатывает тесто, лепит. Потом они божественно пахнут из кастрюльки. На Пасху мама печет куличи из сдобы с десятком яиц. Получается нежнейшее желтое тесто. Это все из детства. Это прекрасно! А я на эту Пасху в восемь вечера ободрала лук, взяла яйца, все запихнула в кастрюлю. Три яйца лопнули и превратились в монстров. Еще два получились более-менее приличными.

С тех пор, как Мария переехала в Великий Новгород, даже элементарного похода в лес за грибами не получилось ни разу. И виной тому не занятость или лень. А что-то иное. Что позволяет забывать недавнее детство и мир, еще живущий в наших родителях.

- Почему всем так нравится поехать в «Витославлицы» капусту порубить? Конечно это аттракцион, экзотика, а не норма, но какие-то струны затрагивает. Правда, меня участие в этом ни разу не сподвигло заквасить капусту на зиму. Я подозреваю, что и старшее поколение сейчас постепенно отходит от всего этого.

Что еще в шкафу Марии Клапатнюк?

Многим читателям приятно осознавать, что медийные герои отстаивают гуманитарные принципы. Мария тоже считает, что у каждого человека помимо профессии должен быть багаж прочитанной классической литературы. Как минимум, чтобы «в умном разговоре не выглядеть идиотом».

- Я себя комфортно чувствую в классике. Я пыталась читать современную литературу. Из последнего, прочитанного, к примеру, Мариам Петросян «Дом, в котором…». Но за современной литературой послеживаю скорее потому, что коллега Алина ведет в «Новгородских ведомостях» рубрику о книжных новинках. А вот классику читаю не потому, что она проверена временем, а потому что современная литература описывает то, что вокруг меня и так происходит, я в этом живу. А то, о чём говорят Федор Михайлович или Лев Николаевич, не только прекрасно, но и позволяет посмотреть, как выглядел другой мир, которого уже не будет. Современная литература или слишком о сегодняшнем, либо слишком экспериментирует с языком и формой.

Правда, как и у любого современного человека, именно на чтение у Марии времени и комфортных условий остается всё меньше. Завидев ее издалека на городской улице с наушниками в ушах можно поинтересоваться: Что? Окажется «Сто лет одиночества» Маркеса.

- Как выяснилось, радиоспектакли я не люблю. Музыкальные вкрапления меня отвлекают. Предпочитаю, чтобы аудиокнигу читал один, мужской голос. Например, «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына в исполнении Сергея Гармаша - я не столько слушала книгу, сколько голос. А вот «Воскресение» Толстого пару глав прослушала и бросила – просто тембр голоса не воспринимался.

Вместо заключения

- Мне нравится выражение: «В данный конкретный момент я не вру». Может, завтра окажется, что это уже не совсем правда. Но сейчас я это говорю и считаю, что это так. Завтра проснусь и скажу – нет, я передумала. Может, это как раз и есть что-то женское.

Вовсе не значит, что Мария Клапатнюк, с которой мы провели это увлекательное время, завтра проснется и опровергнет саму себя. Она тонко чувствует изменчивый ветер жизни, сдувающий и убеждения, и незыблемые позиции. Остается лишь правдивая память о том, какими мы были. В сентябре этого года будет 10 лет, как наша героиня переехала в Великий Новгород. По этому случаю она обещает в шутку написать что-нибудь «итоговое».

- Мне кажется, я очень изменилась за это время. То, что тогда мне казалось вполне правильным, сейчас – ерунда какая-то. А что дальше будет – даже не знаю. Я не представляю, как сегодня жила бы в Заполярном. Мне кажется, это вообще было не со мной, а с каким-то другим человеком. Конечно, я не хочу думать, что переезд в Великий Новгород – главное и эпохальное событие моей жизни. Пусть в жизни случится ещё очень много «переездов». Будет, над чем подумать.

Так что наша история еще обретет свое продолжение…

Фото: Сергей Гриднев

ТАКЖЕ В ЦИКЛЕ:

Кристина Жеребор. Паруса вдохновения

Моя жизнь была связана с театром с самого детства. Родители работали в театре. Я это видела, наблюдала, мне это было интересно. Но я не сразу планировала, что буду актрисой. Были разные варианты. Но как-то так сложилось в моем уме, в моей душе, что все-таки – театр.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: