ГлавнаяСтатьиМихаил Елизаров: "Быть готовым трансформировать писательский капитал в гражданскую позицию"
Опубликовано 26.05.2014 в 14:17, статья, раздел , рубрика
автор: ОК-журнал (Анна Бардина)
Показов: 868

Михаил Елизаров: "Быть готовым трансформировать писательский капитал в гражданскую позицию"

Так получилось, что литераторы в России имеют гораздо больше влияния, чем кто-либо ещё. Они — генераторы идей и выразители духа времени. В ходе развития недавних политических событий — воссоединения России и Крыма, начала гражданской войны на юго-востоке братской Украины — российское культурное сообщество заметно разделилось на два условных лагеря: либеральный и патриотический. Этот тезис, конечно, не претендует на новизну: в то время как одни писатели — Людмила Улицкая, Лев Рубинштейн, Дмитрий Быков — возглавляли мирные протестные шествия по московским бульварам, писатели другого толка — Александр Проханов, Эдуард Лимонов, Захар Прилепин — выступали в шоу Владимира Соловьёва, писали открытые письма в защиту Сталина, создавали консервативный «Изборский клуб».

Среди таких писателей, определяющих развитие современной общественной мысли, и Михаил Елизаров. Он один из немногих современных писателей, чьи публицистические высказывания всегда привлекают внимание резкостью определений, искренностью и художественной мощью. Иной раз сложно понять, чего в них больше: боли или любви.

Проза Михаила Елизарова традиционно (от ранней повести «Ногти» и романа «Pasternak» — до недавних «Мультиков» и сборника рассказов «Мы вышли покурить на 17 лет…») основана на сюжетах, которые нельзя назвать экзотическими: почти всегда это советское время и советские люди или их постсоветские правопреемники. Будь то история фанатичных собирателей книг забытого писателя Громова, рассказ о приключениях пацанёнка Германа Рымбаева или короткий эпизод взросления в харьковском лесопарке. Тем более ярко на фоне серых надоевших хрущёвок и неумытых московских улиц выглядит санкционированное автором необходимое волшебство. Не возведённое в структурную степень текста, но неожиданное и краткосрочное, как приступ падучей. Волшебные книги, омолаживающие старушек, священная война с «пастернакипью», мультики из Детской комнаты милиции с 25-26-27-м кадром.

В недавнем сборнике художественно-публицистических эссе «Бураттини. Фашизм прошел» Елизаров подробно описывает те процессы, плоды которых сейчас поспели на Украине. В 2011 году мы читали про Ивано-Франковск следующее: «По национальным признакам Франковск выглядит как пугало. Напяливает этот сборный “немецкий” мундирчик, цепляет на грудь крест — изображает солдата героической УПА и просит называть себя Станиславом» «Ну как на него обижаться? Вечером он всё равно снимет свой маскарадный костюмчик, спрячет в шкаф». Автор вполне может позволить себе такую интерпретацию, тому що вiн народився в Iвано-Франкiвську, та навчався в Харковi.

Следующий разговор состоялся после встречи Михаила Елизарова с новгородскими знатоками современной отечественной прозы. Больше часа писатель отвечал на самые разные вопросы: от необходимости включения «Библиотекаря» (романа Елизарова, получившего в 2007 году престижный «Русский Букер») в список для обязательного чтения в школе, до личных литературных предпочтений. Но самый живой отклик у писателя и аудитории находили темы, которые так или иначе затрагивали события на Украине.

Во время встречи с читателями вы сказали, что Россия изменилась за последние месяцы. Что с ней произошло?

Скажем так: в последнее время — двадцать с чем-то лет — мы существовали с ощущением полного, фатального предательства, которое творится наверху, среди элиты. И как только народ видит, что у страны появляется самостоятельная политика, направленная непосредственно на укрепление, на державность — она вызывает у людей какое-то радостное недоумение. Конечно, при абсолютном неприятии всего происходящего с внутренней политикой, как только ты видишь, что лидеры начинают заниматься делом, ты сразу же принимаешь их сторону, хочешь поддержать и помочь, каким-то образом укрепить в этом правильном векторе. К Путину, к министрам, конечно, тысяча претензий, но как только они начинают работать на благо русской, национальной политики — эти разногласия уходят на второй план. С Крымом всё уже понятно, да. Важно, как власть отреагирует на просьбы защитников Донецка и Луганска.

Потребность в такой национальной политике у людей есть?

Я думаю — фантастическая. Если сейчас провалить ещё и это, у государственных начнутся большие проблемы. Они неожиданно для себя разбудили серьёзные народные эмоции, все верят, что произойдёт некий возврат, что сейчас мы заново начнём строить страну. И если вдруг это опять окажется очередным каким-то блефом, очередной большой пиар-кампанией, если окажется, что воссоединение с Крымом всего лишь коммерческий проект, и вообще непонятно почему так получилось, то наступит чудовищное разочарование. Я бы не хотел этого. Я жду каких-то масштабных действий. Ещё раз повторю: мне плевать на все эти «подростковые» законы про отмену мата, бог с ними, труха это, ерунда. Я жду большой политики, которая защитит русское население, в том числе и в Новороссии. Не хочу говорить на Украине, потому что я не верю, не признаю это государство.

Как вы оцениваете ситуацию вокруг противостояния Киева с Донецкой и Луганской областями? В каких они отношениях?

Там началась война, настоящая гражданская война. Это вопрос крови, количества погибших, вопрос времени: то есть с каждым днём обороты наращиваются, вот уже пришёл «Правый сектор» и расстрелял армию, где-то тридцать человек перестреляли, потому что они не хотели воевать. Всё как надо — интервенция, наёмники, американский и европейский капиталы, всё как обычно. Будем надеяться, что удастся людям победить. Неужели они не могут свалить этого сталелитейного олигарха и прочую эту сволочь, ведь их там семь миллионов? Защитить себя, ведь это вполне можно сделать. Просто, очевидно, это нужно какому-то ограниченному, очень малому числу людей. Как всегда: воюет, защищает лишь небольшой процент населения. Допустим, если хотя бы два процента серьёзно отреагировали на эту ситуацию, то, возможно, всё было бы проще. Но, как есть, так и есть.

Что должна сделать сейчас Россия?

Сейчас, безусловно, можно начать говорить, что совершается некая чудовищная провокация, что Америке фантастически, немыслимо нужна война, чтобы Россия ввела войска, и тогда бы они полностью отработали всю свою программу. Тогда можно будет все беды, подлости, всю мерзость нынешней Украины, её руководства, списать на войну, которая, в свою очередь, всё замажет. А Россия вроде как не ведётся на эти провокации никоим образом, но каждый раз неучастие в этой провокации, конечно, оборачивается жертвами на Донбассе, в Луганске.

Как поступать? Что делать? Я думаю, что на местах есть люди, которые без меня справятся. Масса людей этим занимаются: политолог Александр Бородай, который занял пост премьер-министра Донецкой республики, он, возможно, всё там координирует. Там появились и действуют удивительные, харизматичные, талантливые люди, например — Игорь Стрелков. Люди, которые могут организовать сопротивление, умеют профессионально воевать: не какие-то там сорокалетние романтики вроде меня.

Нынешние наши условия таковы, что система, состоящая сплошь из чиновников «старого» образца, всячески сопротивляется рождению Новороссии: они делают вид, что не слышат воззваний молодых республик, не допускают их реальных лидеров на экраны. Можно ли это расценивать как предательство?

А что изменилось со времён Ельцина? Отчасти поменялась риторика, а люди остались те же. Тот же олигархат, который интересуется только своим доходом. Да, Путин может хотеть или не хотеть помочь Новороссии, мы никогда не узнаем что у него в голове, но это, безусловно, человек, зависимый от своего окружения, а оно требует совсем иного: денег, доходов, сохранения благ, что были получены в девяностых. Мы видим, что Центробанк возглавляет абсолютно враждебная фигура типа Набиуллиной, человек, который игнорирует все здравые стратегии обхода кабальной долларовой зависимости, по сути — продолжает прежнюю, кудринскую, политику. Едва мы избавились от Сердюкова и армией несколько месяцев занимался человек, который всего-навсего не стремился её развалить, как вдруг она оказалась боеспособной.

По-прежнему в правительстве сидят те, кто враждебен самой сути России, они никуда не делись. Они, в общем-то, и заправляют всем. Осталась та ельцинская свора, что продолжает разрушать страну и не даёт ничего сделать. Но есть вероятность, что произойдут какие-то изменения. Пока, как это ни печально, люди на Донбассе должны рассчитывать только на себя, на собственные силы.

Какова роль писателей в подобной ситуации? Как деятели культуры могут влиять на развитие конфликта? Эдуарда Лимонова с его настойчивыми ежедневными проповедями недостаточно.

Даже если сейчас весь Союз писателей напишет «Введи войска!» — тоже ничего не произойдёт.

Нет реальных рычагов давления?

Безусловно, нулевые шансы. Все мы говорим какие-то вещи, пытаемся донести своё мнение до них, но проку от этого мало. Гораздо больше пользы принесла бы рота ветеранов чеченских войн. Мы просто показываем, что мы хотя бы адекватны ситуации, что мы не приемлем каких-то крайностей. Есть определённый символический писательский капитал, который ты заработал среди читателей, ты должен быть готов его трансформировать даже не в лозунги, но в некую гражданскую позицию.

Фото: Ольга Михалёва

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: