ГлавнаяСтатьиИстория до востребования
Опубликовано 20.05.2014 в 11:07, статья, раздел , рубрика
автор: ОК-журнал
Показов: 541

История до востребования

Международную акцию «Ночь музеев» Новгородский музей-заповедник провел уже в пятый раз. В субботу 17 мая с 9 часов вечера до 2 часов ночи новгородцы и гости города были словно одержимы идеей посетить максимальное количество музейных площадок. Свои странности творились и в других музеях области, а мы прогулялись по вольному и советскому Новгороду.

Татьяна Дамрина

Оказывается, те светлые времена с очередями в культурные заведения можно вернуть. Итак. Карта с маршрутом квеста досталась и мне. Впереди 5 часов, 8 станций и 1 цель: культурно провести эту ночь.

Как у любого квеста, здесь есть правила игры. Карта впечатана в «Паспорт культурного человека». На каждой пройденной станции нужно получить штамп, и только когда все 8 отметок соберутся вместе, «Паспорт» станет «документом». В программе – погружение в культуру самых разных эпох на каждой станции.

Татьяна Дамрина & Сергей Козлов

Напутственное слово на Торжественном открытии праздника у памятника «Тысячелетие России» прозвучало по-музейному ответственно. Заместитель генерального директора по научно-просветительской работе Ольга Конюхова отдала причитающиеся победителям розыгрышей приглашения и уступила место ярославскому ансамблю духовной и старинной музыки «Лодья». Условно надули паруса наших культурно-временных странствий с казачьими песнями и колесной лирой.

За первой печатью мы отправились в «Дитячью слободу» около Детского музейного центра.

Татьяна: здесь хороводы, весёлый Петрушка, ходули и настоящие костяные «бабки». Но есть кое-что и «для взрослых». К небольшому, плотно занавешенному шатру зазывают парень и две девушки в русских-народных костюмах: «Покажем весь мир за три копейки!» Из шатра доносятся весёлые повизгивания и различные географические названия (туры, кстати, составляли индивидуально по желанию клиента). Собираю мужество в кулак и кидаю монетку в деревянную кружку. Следующие пять минут меня мотают из стороны в сторону в развесёлом хороводе вокруг табурета и горящей свечки. Помню Париж, Милан и Стокгольм.

Сергей: в ушлом аттракционе «Вокруг света» самое важное – не признаться в том, что видел, и взять реванш у таких же зевак, собравшихся у шатра. Этот знаменитый аттракцион сейчас приносит массу позитива и удовольствия изощренным умам. А в старину предприимчивые устроители бывали и биты за хитрости простоватыми посетителями. Слабым звеном станции стал Петрушка. Музейные сотрудники попытались напомнить публике о балаганных представлениях, но упустили из виду, что просто харизмы и артистичности в таком деле недостаточно. Театр Петрушки требует высокого профессионализма – и в первую очередь технического. Понятно, что работать с пищиком крайне опасно (этот инструмент, благодаря которому Петрушка имеет знаменитый резкий голос, можно и проглотить), а вот колесной лиры очень не хватало. А ведь еще в начале XX века корреспондент «Губернских ведомостей» восхищался искусством новгородских петрушечников…

Татьяна Дамрина

Следующий пункт в здании Присутственных мест. Нужно вести себя прилично: как-никак здесь заседает «Культурная бюрократия». В этом был даже какой-то скрытый юмор: чиновники из XIX века расположились в том числе в залах с предметами из древнейших времён на фоне разнообразной медно-деревянной утвари и огромного деревянного весла. Главную печать можно получить, только пройдя целую плеяду чиновников и собрав кипу справок и заявлений. Проходя из зала в зал, участникам вновь и вновь приходилось возвращаться в начало, чтобы заглянуть в табель обращения согласно чину. «Ваше высокородие» статский советник никак не желал отзываться на «Ваше высокоблагородие» советника коллежского.

Но долой чины и буржуазию! Впереди литературно-музыкальный вечер эпохи коммунизма в «Клубе Железнодорожников» в Лектории музея. Стилистика эпохи полувековой давности воссоздана даже в деталях: клуб расположили в здании, некогда бывшем церковью Входа в Иерусалим. Здесь всё по-настоящему: строгая партработница бегает с тетрадкой, едва ли не насильно записывая массы в хоровой кружок, томная буфетчица у таблички «Пива нет и не будет» зазывает: «Мужчина, купите своей даме конфеты!» Прямо над ней сияет в лучах настенной лампы портрет Ленина. После просмотра агитфильма начинаются танцы, и голова уже кружится не то от фигур и коленцев, не то от самих названий: краковяк, падеспань, степ…

Дмитрий Иванов (взгляд изнутри):

«Клуб железнодорожников» должен был открыться для посетителей в 21.00, но подготовка зала началась уже с трёх часов дня, а некоторые детали оформления создавались ещё накануне.

Постамент с бюстом Ленина, стол, покрытый кумачом, красные знамёна, портрет Никиты Сергеевича Хрущёва над входом – характерная деталь советской эпохи, а конкретно - 1957 года.

Стою в зале, любуюсь на творение наших рук, вспоминаю своё пионерско-комсомольское детство… Внезапно в открытую боковую дверь зала заглядывает любопытный турист-японец. Его взгляд падает на Ленина, затем на красное знамя, на кумачовый стол с графином, на портрет Хрущёва... Любопытство в глазах туриста постепенно сменяет тихий ужас, словно он случайно обнаружил какой-то важный военный секрет русских, и теперь решает, сразу ли ему сделать харакири, или немедленно сообщить своим, что СССР никуда не пропал и не распался. Просто русские его умело спрятали до лучших времён. Увидев в зале ещё и меня, потомок самураев, к нашему общему счастью, выбирает второй вариант своего плана, и поспешно удаляется, забыв даже сфотографировать увиденное.

Начались танцы. Приятно было видеть реакцию зрителей, шокированных вполне реальными костюмами работников клуба железнодорожников самого начала хрущёвской оттепели. Директор клуба Рыкова или, полюбившаяся всем буфетчица Клавдия Ивановна – это уже почти театральные образы. Многие новгородцы были удивлены ценами, предложенными в реконструкции буфета, видимо вспомнив последние годы брежневского «застоя». Приходилось напоминать людям о денежной реформе 1961 года, в десять раз уменьшившую цифры на ценниках.

В самый разгар танцевального вечера моё внимание привлекла женщина пожилого возраста, задумчиво сидящая более часа на заднем ряду. Как оказалось в последствии, когда-то она ходила на танцы в настоящий клуб железнодорожников, который до начала семидесятых стоял на том месте, где теперь находится здание Ростелекома. В 1957 году ей было четырнадцать лет. Под впечатлением от увиденного она решила спеть ту самую песню, которую когда-то пела в том, настоящем клубе. Это был романс, на стихи Фёдора Тютчева «Я встретил Вас…»

Разная публика приходила на танцы. Разная по возрасту, по взглядам на жизнь, по настроению и по внешности. Кто-то вспоминал советскую эпоху, кто-то открывал её заново, а кто-то почувствовал все прелести сталинско-хрущёвского времени на себе в полной мере, услышав от директора клуба тов. Рыковой замечание в адрес девушек, пришедших на танцы в брюках. А что делать? Ведь так было, и из эпохи факта не вычеркнешь. Девушку, отважившуюся надеть брюки, комсомольский патруль мог просто вывести с танцплощадки. Да ещё «поставить вопрос» о её поведении на комсомольском собрании.

Татьяна Дамрина

А в «Пансионе благородных девиц» в Дворянском собрании тем временем начиналась драка. Две юные особы, занимаясь выяснением своей знатности относительно друг друга, схватились веерами и норовили вырвать банты из платья и причёски. Нелегко в такой обстановке учиться благородным манерам, но тем, кому удавалось, содержательница пансиона мадам Фрау Мюллер из Гамбурга самолично вручала рекомендательные письма. Стойкость музейных работников удивляла: всё-таки, одно дело весь вечер отправляться в кругосветные путешествия, и совсем другое весь вечер ловко выдирать друг у друга банты, защищаясь веером.

Но время проходит стремительно (так всегда бывает, когда происходит что-то интересное), а значит, нужно поторопиться к двум площадкам у Лихудова корпуса. В «Читальне «Культпросвет» атмосфера первых послереволюционных годов: агитплакаты, провоцирующие увеличение урожаев, диафильмы и журналы, ради «Ночи музеев» покинувшие научный отдел музея. Нас усадили на скамьи, раздали бумагу и карандаши: всеобщий ликбез, печать без диктанта не поставим! Моему спутнику, решившему блеснуть образованием в 9 классов, досталось особое задание: просклонять слово «революционный». Тот так испугался, что «застрял» прямо на именительном. Наши рассказы о фабрике проверили на наличие точек (!) и похвалили за грамотность. А вот на площадке у «Агитационного трактора» впервые за весь вечер критиковали: «С распущенными волосами ходишь, ещё и губы накрасила! Разве так выглядит комсомолка? Ещё небось и не замужем!» С горем пополам – за наличие коровы и коз – «ленинская гвардия» приняла нас в колхоз.

Под торжественные крики «Ура, товарищи!» мы спешили к последним двум станциям, «Культура – фронту!» и «Купеческий суд» расположившемся на Ярославовом дворище, но время спешило быстрее.

Несправедливость: автор культурного издания так и не заполнил свой «Паспорт культурного человека» в полном объёме. Впрочем, это не так уж и плохо: скорее это повод вернуться, чем повод для грусти. В любой развлекательно-познавательной программе главное помнить всё-таки о втором, задаваясь не вопросом «сколько», а вопросом «зачем». И если кто-то из участников «Ночи музеев» вдруг захочет посетить музей днём, значит, он прошёл этот квест достойно.

Сергей Козлов

И после финального кратковременного шоу от театра огня «Фалькор» я вставлю реплику. Пожалуй, самым любопытным в этом грандиозном аттракционе от Музея-заповедника можно считать то, что серьезные люди, старшие и младшие научные сотрудники, хранители коллекций, музыканты и поэты и даже депутаты городской Думы столь лихо косплееят по мотивам отечественной истории. По гамбургскому счету, многие культурные заведения устраивают интерактивные экскурсии и вечеринки с разной степенью вкуса и умения. Но именно здесь (родные стены помогают?) ощущается мощный командный дух, выкручивающий горожан из унылой повседневной жизни. Артистическая органика подавляющего большинства сотрудников заставляет поверить, что и каждый так сможет отдаться стихии ярмарочного веселья. А наши предки действительно так могли. «Ночь музеев» в таком исполнении выметает нудное просветительство из музейных объектов и дышит полнотой карнавальной жизни. Чтобы посетитель на следующий день взглянул на тех же сотрудников и экспонаты чистым, освобожденным от школьного надругательства над психикой, взглядом. И затребовал подлинную историю своего Отечества.

Фото: Сергей Гриднев

P.S. Валерий Рубцов:

Свою Ночь музеев я решил провести не в кремле, а в Десятинном монастыре. Благо недалеко от дома, да и хотелось посмотреть, что приготовил своим посетителям Музей художественной культуры Новгородской земли. Правда, основное здание вечером не работало, открыт был только Музейный цех фарфора.

Я зашёл туда попозже, в десять вечера. Хотелось почувствовать обаяние музейной ночи. В зале не было никого, кроме двух сотрудниц.

- В этом году мы не предлагаем никакого интерактива, - объяснила такую необычную «ночь» методист музея Юлия Виноградова. – Можно походить, посмотреть экспозицию, послушать аудиогида.

За всё неурочное вечернее время работы Музея фарфора, как сказали сотрудники, в этот день пришло всего пять человек. И понятно было, что до полуночи уже никто больше не появится. Я был последним посетителем местной «Ночи музеев».

Фото: Валерий Рубцов

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: