ГлавнаяСтатьиРусская бесконечность
Опубликовано 20.05.2014 в 06:35, статья, раздел , рубрика
автор: ОК-журнал (Лев Никитин)
Показов: 607

Русская бесконечность

В российском кинопрокате заканчивается показ картины «Восьмерка». В отечественном фильме равно привлекают имена режиссера Алексея Учителя и автора литературной основы Захара Прилепина. Лев Никитин наблюдает за превращением повести о 90-х в современное кино.

«Восьмеркой» у нас в народе называют ВАЗ-2108. Но с самых начальных титров авторы дают понять, что здесь это не столько средство передвижения главных героев, сколько знак бесконечности, лента Мебиуса с заключенным внутрь импульсом, обреченным никогда не найти выхода. В одноименном сборнике повестей, по одной из которых и снят фильм, Захар Прилепин также поиграл с неоднозначностью этого названия. Но Алексей Учитель, пускай и в немного очевидной манере, буквально выдал практически весь сюжет в первых же минутах картины.

«Восьмерка» - это фильм о бешеной неуемной энергии, просыпающейся в русском человеке, о непреодолимом желании действия, которое лишь на первый взгляд имеет под собой какие-то цели, основания и причины, будь то любовь, дружба, желание справедливости.

Канун 2000 года. Четверо молодых омоновцев заняты по приказу начальства не столько охраной правопорядка, сколько разгоном бастующих заводских рабочих. Не имея возможности бороться с криминалом, подмявшим под себя весь провинциальный городок, официально они занимаются этим во внерабочее время, гоняя на грязной раздолбанной восьмерке по всем злачным местам. Ради общего блага и своих принципов? Пожалуй. Но еще больше из-за молодецкой удали, чешущихся кулаков. После одной из потасовок главный герой встречает девушку Аглаю, подругу местного авторитета Буца, и влюбляется.

Тут фильм формально переходит в категорию романтического триллера. Но хотя коллизии связанные с этим любовным треугольником и заставляют сюжет двигаться, слово «романтический» здесь можно абсолютно спокойно выкинуть. «Восьмерка» - это триллер в его первоначальном значении (thrill – «нервное возбуждение, дрожь, волнение», кстати, за границей прокатное название фильма – Breaking Loose, что можно перевести как «вырваться на свободу, сорваться с цепи» – не так изящно, зато куда более точно). Любовь здесь важна не потому, что это главное человеческое чувство, а потому что самое сильное.

Повесть Прилепина была неоднозначной историей о том, как в перегретой насилием атмосфере разрушается самая великая дружба и любовь, люди сильнее обстоятельств, но это как раз не всегда хорошо. Сценарист Александр Минадзе поменял не только финал, но и тональность картины, ее настрой (это к лучшему, поскольку оригинал, изобилующий внутренними монологами, был совсем не кинематографичен). Здесь не понятно где белые, а где черные. «Cуки, что же мне теперь жрать» - кричит арестованный омоновцами рабочий. «К нам поступай» - вот ответ. Различия между бастующими, бандитами и служителями правопорядка чисто стилистические. Да, одни посимпатичнее и позадорнее, а другие потрусливее. Одни ездят на иномарках, другие – на восьмерке, в буквальном смысле, без тормозов – их подрезала местная братва. Одни едят замерзшие консервы, сидя в служебной машине, другие празднуют Новый Год в VIP-ложе местного клуба. Но кажется, что всех их в равной степени объединяет непреодолимая жажда конфликта. Женщины попадают в кадр крайне редко, это – мужской мир и вопросы здесь решают кулаками (в фильме практически нет огнестрельного оружия).

Вся эта кипучая деятельность не имеет ровным счетом никакой цели и результата. «Очень мощное целеполагание с полным отсутствием здравого смысла», как охарактеризовала одного из героев Прилепина Людмила Улицкая. Его персонажи, как и персонажи фильма, прочно укоренены в настоящем, они не строят далеко идущих планов, не предаются ностальгии или, тем паче, рефлексии. Тем более, когда на дворе проклятые девяностые – зарплату выдают пайками, на улицу ночью лучше не выходить, цены в полупустых магазинах непредсказуемо повышаются, а улицы заполнены бритоголовыми людьми в тренировочных костюмах. Какие уж тут раздумья, прожил еще один месяц – и то хорошо, а если навалял десятку быков и похитил девушку их главаря – тогда вообще замечательно.

Природу иррациональной русской жизни, где всем руководит даже не могучая воля, а случай, прямолинейно, в тон картине, иллюстрируют сцены с поездом, видимо, олицетворяющим здесь паровой каток истории. Первая, где главный герой бежит за вагоном, в котором сидит его любимая, падает на рельсы, столкнутый подосланным убийцей, и с нечеловеческим упорством карабкается из-под состава, чтобы выжить и отомстить. И вторая, где он же с друзьями гонится за Буцем и сталкивает под тот же локомотив его дорогую иномарку, в которой, как потом выяснится и сидит его возлюбленная. Страсть, сила характера – ничто здесь не может противостоять челюстям истории.

Все же такой фатализм не играл первую скрипку в повести Прилепина. Можно даже сказать, что автор (для которого, кстати, эта история весьма автобиографична) был заворожен силой, заставляющей до потери сознания плыть против течения, пускай в этом и нет смысла. Алексей Учитель же, человек других взглядов, и совершенно другой эстетики, позволил своим героям выбраться из этого стремительного потока, но не в светлое будущее, а в холодную пустыню первого января 2000 года. Заснеженный пейзаж без линии горизонта, ледяная пустота. А еще – чистый лист, на котором будет написана история уже другой, нашей эпохи.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: