ГлавнаяСтатьиДмитрий Иванов-Бардымский: "В системе запретов было что-то, стимулирующее творчество"
Опубликовано 20.04.2014 в 14:11, статья, раздел , рубрика
автор: ОК-журнал (Татьяна Дамрина)
Показов: 543

Дмитрий Иванов-Бардымский: "В системе запретов было что-то, стимулирующее творчество"

Автора-исполнителя и педагога Дворца детского и юношеского творчества им. Лёни Голикова Дмитрия Иванов-Бардымского на сайте Альтернативного краеведения Новгородской области представляют как «фигуру, широко известную в кругах новгородского музыкального андеграунда». Едва ли не половина этого самого андерграунда прошла через гитарную школу Дмитрия Ивановича, равно приобщаясь как к наследию Баха, так и к Чаку Берри. А на воскресных «Уроках популярной музыки» ученики и сами играют рок-н-ролл, в «электрике», как и полагается. Дмитрий Бардымский организовывал в Новгороде тематические концерты, посвящённые «Битлз» и рок-н-роллу, да и сейчас подобные концерты без него не обходятся.

Сейчас Дмитрий Иванов активно занимается записью собственных песен. Совсем недавно вышла новая работа – демо-альбом с фрагментами рок-оперы «Песня про купца Калашникова» (что очень символично в рамках 200-летнего юбилея М.Ю. Лермонтова). Об этом незаурядном и масштабном музыкальном явлении (а эти слова можно отнести и к произведению, и к человеку), ставшем едва ли не делом жизни – от первого лица.

Увертюра

Как к Вам пришла идея написать рок-оперу?

- В начале 70-х появилась рок-опера Эндрю Ллойд Уэббера «Иисус Христос - суперзвезда». Тогда она была единственной, и мы слушали её в музучилище. На меня произвело большое впечатление то, что современным языком можно изложить глубокие сюжеты. Потом, в 72-м году я посмотрел фильм «Спорт, спорт, спорт». Этот фильм был интересен двумя моментами: там был задействован сюжет из лермонтовской «Песни про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова» и ещё в одном фрагменте показывали «Битлз» секунд пять. Все ходили смотреть этот фильм по десять раз только потому, что там показывали «Битлз»! Потом я ушёл в армию, где идея зрела, а когда вернулся, начал писать первые фрагменты. Через год мы записали мою рок-оперу вместе с группой, в которой я тогда стал играть. И в 75-м, накануне моего дня рождения, 2 декабря, мы первое действие сыграли в актовом зале нашего техникума.

Расскажите о сюжете оперы

- В основе поэма Лермонтова «Песня про купца Калашникова» и «Князь Серебряный» Алексея Толстого. Это два очень схожих сюжета. Можно даже предположить, что Толстой написал свой роман на основе Лермонтова. Не всегда исходный текст ложился на музыку, где-то я его видоизменял, некоторые тексты написал сам. Хотя мне было как-то неудобно переделывать поэзию Лермонтова! Одно время у меня была идея не обозначать этот цикл как рок-оперу или какое-то сценическое действие, а назвать именно песнями, вроде песенной сюиты.

В Александровской слободе

Можете ли вы назвать каких-либо исполнителей, которые повлияли на результат?

- Думаю, всё то, что я слушал тогда. Но ближе всего, пожалуй, русская музыка. Эта рок-опера своеобразная стилизация под неё.

Кто принимал участие в записи нового варианта?

- Больше всего я сам. А ещё мои ученики, Ирина Колесова – участница ансамбля народной песни «Сорока» и звукооператор Сергей Лятавский. Да ведь и ты принимала участие!

Об этом лучше умолчать! Расскажите лучше об основной идее Вашей оперы?

- Человек выражает индивидуальный протест скорее не против царизма, а против царящих в то время несправедливостей. Наверно, это будет актуально и сейчас, и потом.

Вы когда-нибудь обсуждали возможность постановки Вашей оперы?

- Да, в 80-х годах я ездил в Ленконцерт, показывал её. Там сказали: пока нельзя. Места типа: «Царь велик, пока он правит» публика поймёт как намёки.

А был ли подтекст на самом деле?

- Немножко. Но я никогда против никакой власти не боролся. Хотя тогда была так называемая сейчас «эпоха застоя», всё было как-то аморфно, рок-музыка преследовалась, хотя самих музыкантов не трогали. Но и ходу не давали.

Хор певчих

И в то непростое время в музучилище вам разрешили в свободном доступе слушать оперу капиталистической страны!

- Даже не знаю, пошёл ли на риск наш директор. Не думаю, чтобы он был очень большой, ведь всё-таки с политикой её сюжет не был связан. Он лично представлял нам оперу как идеологически не подходящую, но по музыке интересную и яркую вещь.

Вы как-то распространяли ту, первую, магнитозапись оперы?

- Немного. Самое интересное, уже в Новгороде в 83-м я встретил одного человека, он упомянул, что, когда учился, к ним в техникум приносили на перезапись кассету. И рассказал мне сюжет моей оперы! Мы оба были удивлены.

Насколько востребована зрителем рок-опера сейчас?

- Мне кажется, что и жанр оперы вообще сейчас сходит на нет. Публика не готова воспринимать слишком долгий сюжет, для этого всё-таки требуется специальная музыкальная подготовка. Зрителю скорее ближе просто концертная программа или мюзикл, если, конечно, он с хорошими зрелищными спецэффектами. В 70-е-80-е многие пробовали писать рок-оперы: «Поющие гитары» написали «Орфея и Эвридику», Александр Градский оперу «Стадион», Рыбников – «Юнону» и «Авось». Как «Битлз» дали всплеск для вокально-инструментальных ансамблей, так и Уэббер дал толчок к написанию рок-опер, но сейчас это уже мало кому это интересно. Возможно потому, что самореализоваться музыкантам стало сейчас намного проще. В 70-х мы записывали нашу оперу в техникуме по ночам, на два магнитофона – катушечный и кассетный, тогда такие только начали появляться, договаривались с вахтёрами. И ни разу нас никто «не сдал». Несмотря на все запреты организовывались подпольные концерты, записывались магнитоальбомы. В системе запретов было что-то, стимулирующее творчество.

Но чем-то Вас всё-таки и сейчас привлекает возможность концептуальной работы?

- Интересно самовыразиться на определённую тему. Это складывается как-то само собой, ты просто пишешь песни, а уже потом видишь общую тему. А потом, хочется всё-таки завершить начатое. Сейчас отношение к написанному изменилось, но хочу оставить всё так, как есть. Тогда были одни энергии, сейчас другие, и не хочется их мешать.

Система запретов в культуре вновь надвигается на нашу действительность. За законотворческим фарсом пока сложно разглядеть истинную суть процесса. Но нельзя не согласиться с Дмитрием Ивановичем в том, что запреты советской эпохи шли только на пользу истинным художникам. И второй момент - юбилей М.Ю. Лермонтова в России будут официально отмечать только осенью. Наверняка, будут проходить «плановые мероприятия», в которых много будет формализма. А в Великом Новгороде уже сейчас бессмертный андеграунд воскрешает «энергии» прошлого, не стареющие и искренние. Вы сами можете в этом убедиться, прослушав фрагменты.

"Никогда" (исполняет Лидия Истратова)

Фото автора

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: