ГлавнаяСтатьиБоди-арт: из подслушанного
Опубликовано 16.04.2014 в 12:21, статья, раздел , рубрика
автор: ОК-журнал (Яна Лебедева)
Показов: 790

Боди-арт: из подслушанного

В минувшие выходные в Великом Новгороде прошел Международный фестиваль боди-арта. 16 художников представили на суд зрителя и строгого жюри свои удивительные образы. Так получилось, что Яна Лебедева еще до начала действа обещала читателям ОК-журнала подробно рассказать, каково это — быть «живым холстом», как часто называют моделей в боди-арте. Ну а уж после того как работу Елизаветы Иониной «Костёр Тщеславия» судьи признали лучшей, мы просто не могли дождаться рассказа от ее модели.

__ORbQHw5G4.jpg

Для начала - несколько слов о главном. На мой взгляд, боди-арт нельзя, даже непростительно воспринимать в отрыве от действа, перфоманса и идеи. Пункт «идея» — то, с чего все начиналось. Каждый художник заранее придумал название работы, сочинил пояснение к концепции (для жюри и для зрителей), нарисовал эскиз, подобрал музыкальное сопровождение. Роль художника не ограничивается одной росписью по телу, а включает в себя целый спектр талантов и умений. И это заслуживает большого уважения.

Поучаствовать в проекте мне предложила моя давняя знакомая, Лиза Ионина, с которой мы подружились как раз на прошлом, первом новгородском боди-арт фестивале. Сразу оговорюсь, что сравнивать эти два фестиваля не возьмусь: у них были совершенно разные организаторы, настроение, подход. Из «старого» состава художников тоже присутствовали не все, но было много новых лиц — это хорошо.

Лиза – практикующий дизайнер. К конкурсу она тщательно подготовилась. Пришла с тремя огромными пакетами, в которых находилась всяческая бутафория: совершенно сумасшедший (в хорошем смысле слова) парик, хвост-юбка со светодиодами (она сама их паяла, между прочим), кружевами и красками.

Бутафория – отдельный пункт в искусстве боди-арта в целом. Элементы, дополняющие нарисованный образ, делаются долго, дорого и кропотливо. В белом зале ресторана «Европа» фрегата «Флагман», где раскрашивали моделей, ходили шепотки и рассказы о том, кто сколько ночей не спал, и кто сколько денег (и нервов) потратил на эти атрибуты. Огромный меч в руках Леры, модели Андрея Мехнина, массивный головной убор с искусно торчащими ветвями-иглами на модели Антона Логинова, великолепие страз образа Анны Черняевой — все это досталось художникам большим трудом.

Практически все участники выполняли работу с помощью аэрографа. Многие (в том числе и Лиза, и Антон) отдельно тренировались работать с этим агрегатом незадолго до самого конкурса.

Время на роспись было ограничено: художники трудились с 13 до 17 часов, последние полчаса были нервными и интенсивными. Перед показом для жюри всем участникам казалось, что они что-то не успели, не доделали. Царили хаос и беготня.

Наверное, стоит немного сказать о том, «как это вообще» со стороны модели. Быть холстом для боди-арта - интересно, довольно тяжело физически и странно. Но стеснения, ощущения «оголенности» нет совершенно: каким-то магическим образом краска воспринимается почти как одежда. Даже, вернее сказать, чувствуешь себя экспонатом – хорош ты или плох, без разницы.

Конечно, будучи моделью, мало что можно понять про само действо. Насколько я смогла заметить, зрители восприняли выступления тепло и громко, с удовольствием фотографировались с моделями.

Что до меня, мне понравился тот образ, который создала Лиза - «Костер тщеславия». Это такая интерпретация греха и расплаты за него: и сладко, и гадко одновременно. Все эти чувства мне и хотелось передать.

А в целом я восприняла участие в фестивале как отличный повод увидеть дорогих сердцу людей, почувствовать щекотание аэрографа на теле и снова посмотреть на себя с другой стороны. Поэтому критиковать и ставить оценки совсем не хочется.

P.S. Ах, да. В день фестиваля, спускаясь по крутой лестнице, сломала каблук. За победы тоже нужно расплачиваться.

Фото: Егор Мордвинов


Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: