ГлавнаяСтатьиПамять блокады: Пискаревское мемориальное кладбище
«Сто двадцать пять блокадных грамм с огнем и кровью пополам»
Опубликовано 9.05.2017 в 11:20, статья, раздел Наследие
автор: ОК-журнал (Леонид Лемберик)
Показов: 685

Память блокады: Пискаревское мемориальное кладбище

Начало мая. Совсем не по-весеннему хмурый день. Пискарёвское мемориальное кладбище.

Порывистый холодный ветер треплет языки Вечного огня меж пропилеев на верхней террасе. Непрерывный ручеёк посетителей спускается по ступеням и медленно движется по трёхсотметровой Центральной аллее к далёкой пока фигуре Матери-Родины. Официальных делегаций и организованных групп почти нет. Очень мало и одиночных посетителей. Люди, в основном, идут небольшими группками, внимательно присмотревшись к которым, вдруг догадываешься – да это же семьи! Почти у всех в руках – цветы. Очень многие – с детьми, в том числе – и самыми маленькими. Из невидимых динамиков звучит тихая скорбная музыка…
Пискарёвское кладбище - Петербург

Аллея кажется бесконечной. По сторонам – низкие холмы правильной прямоугольной формы – братские могилы. Всего их на кладбище – 186. Цифры на гранитных плитах обозначают годы смерти. Больше всего – 1942… В каждой братской могиле лежит, в среднем, по 35-40 тысяч ленинградцев. В некоторых – наиболее крупных – захоронениях покоится и более 70 тысяч человек. На этих двадцати шести гектарах петербургской земли за неполных два с половиной года блокады нашли своё последнее упокоение, в общей сложности, примерно полмиллиона жителей и защитников города. Конечно, жертв блокады хоронили на всех кладбищах города, но число лежащих на Пискарёвском не может идти ни в какое сравнение ни с одним из других кладбищ.

Основная причина смерти – выражаясь научным языком, «алиментарная дистрофия», то есть, если попросту, – голод. Конечно, были жертвы вражеских обстрелов и бомбёжек, и немалые, – ведь за период с 4 сентября 1941 года по 22 января 1944 года на город было сброшено противником 107 158 авиабомб, по городу было выпущено 148 478 артиллерийских снарядов (в среднем – по 346 авиабомб и по 480 снарядов на каждый квадратный километр городской территории), в результате чего было убито 16 744 человека, ранено 33 782 человека (из которых 11 207 человек от полученных ранений скончались). Но всего за тот же период жертвами блокады (по последним уточнённым официальным данным) стали свыше 1 413 000 человек, что составляет 57,6 % ленинградского населения на момент начала блокады (из них 1 053 000 погибли в самом городе и ещё 360 000 в процессе эвакуации). И это – не считая воинов-защитников города, которых за годы блокады погибло и умерло от ран и болезней около миллиона…
Петербург Пискарёвское кладбище

Установленные в июле 1941 года нормы продовольственного снабжения (общие, поначалу, для всех крупных промышленных центров страны) в осаждённом противником Ленинграде за период с сентября по ноябрь сорок первого снижались пять раз для населения и три раза – для военнослужащих, и в результате последнего снижения (с 20 ноября) составляли: для бойцов на передовой, экипажей кораблей и лётно-технического состава ВВС – 500 граммов хлеба в сутки, для рабочих горячих цехов и прочих особо тяжёлых работ – 375, для остальных военнослужащих, а также для личного состава военизированной охраны, пожарных команд, истребительных отрядов, ремесленных училищ и школ ФЗО, находившегося на котловом довольствии – 300, для всех остальных рабочих и инженерно-технических работников – 250, для служащих, иждивенцев и детей до 12 лет – те самые, навеки ставшие всемирно знаменитыми «сто двадцать пять блокадных грамм с огнем и кровью пополам»! Причём хлеб этот выпекался примерно по такой рецептуре: мука ржаная дефектная  – 45%, льняной и хлопковый жмых – 10%, соевая мука – 5%, отруби – 10%, гидроцеллюлоза пищевая –  15%, обойная пыль – 5%, солод – 10%. Когда же и этих компонентов не хватало до нормы – в тесто добавлялись мелкие древесные опилки… И такой хлеб долгие месяцы оставался для многих горожан практически единственной пищей – остальные продовольственные карточки ввиду отсутствия продовольствия просто-напросто не отоваривались!
К голоду добавлялся и сильнейший холод – морозы в городе начались уже в октябре и продолжались до апреля (зима 1941–1942 годов была аномально холодной по всей Европе), но при этом в Ленинграде практически кончились запасы топлива, не работало централизованное отопление, замёрзли и были отключены водопровод и канализация (за водой приходилось ходить к прорубям, пробитым во  льду городских рек и каналов), отсутствовала электроэнергия, не работал городской транспорт…

…Но вот мы уже подходим к скорбной и величественной фигуре Матери-Родины, на высоком постаменте чётко читающейся на фоне бескрайнего неба. Её поза и осанка выражают строгую торжественность, в руках – гирлянда из дубовых листьев, оплетённых траурной лентой. Кажется, что она возлагает на бесчисленные могильные холмы эту гирлянду… У подножия постамента на гранитных плитах цветы, цветы, цветы… А нескончаемый людской ручеёк приносит сюда всё новые и новые…
Петербург Пискарёвское кладбище Родина-Мать

За скорбной и величественной фигурой Матери-Родины – мемориальная стена-стела с бессмертными строками блокадного поэта Ольги Фёдоровны Берггольц:  

«ИХ ИМЁН БЛАГОРОДНЫХ МЫ ЗДЕСЬ ПЕРЕЧИСЛИТЬ НЕ СМОЖЕМ, 
ТАК ИХ МНОГО ПОД ВЕЧНОЙ ОХРАНОЙ ГРАНИТА.
НО ЗНАЙ, ВНИМАЮЩИЙ ЭТИМ КАМНЯМ, 
НИКТО НЕ ЗАБЫТ И НИЧТО НЕ ЗАБЫТО»

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: