ГлавнаяСтатьиМаргарита Попова: «Я не стала бы заниматься музыкой, если бы у меня не было возможности выступать»
Опубликовано 29.03.2014 в 12:07, статья, раздел Звук
автор: ОК-журнал (Анна Огороднийчук)
Показов: 969

Маргарита Попова: «Я не стала бы заниматься музыкой, если бы у меня не было возможности выступать»

В минувший пятничный вечер в лофт-баре «Дом быта» прошел концерт трех команд с необычным звучанием. Из столицы приехали ветераны первопроходцы и астронавты отечественной экспериментальной музыки — Asian Women on the Telephone. Новгородскую сцену представили коллективы «Нескончаемый День» и «Вихрия». С создательницей и единственной участницей последнего мы и побеседовали незадолго до концерта.

Маргарита Попова занимается музыкой с раннего детства. Новгородскому и не только слушателю знаком ее первый проект — Chaos In Heathrow, сочетавший в себе мелодичные клавишные и бойкий вокал с задорными текстами. Осенью прошлого года Маргарита представила публике свое новое детище. О «Вихрии», целостности и индивидуализме в творчестве — разговор ОК-журнала с музыкантом.

В какой момент ты поняла, что твои занятия музыкой переросли в творчество?

— Музыка всегда была главной составляющей моей индивидуальности. Еще учась в музыкальной школе, я заметила, что могу на слух подобрать практически все, что слышу. К завершению обучения у меня уже накопился некоторый пласт собственных сочинений, как с вокалом, так и без. Очень много писала по-английски, так как довольно рано определилась с выбором специальности и в итоге окончила факультет лингвистики и межкультурных коммуникаций НовГУ. Любила петь в караоке, постоянно играла друзьям новые произведения и даже раздавала одноклассникам свои диски.

Твой основной инструмент — фортепиано?

— Да, хотя в какой-то момент я решила освоить гитару. Мне это не слишком легко давалось, но, вычитав в интернете про гавайскую гитару, я поняла, что этот вариант мне вполне подходит — на укулеле четыре струны, и вся она более «женская». С ней я стала записывать песенки и выкладывать их в сеть. И меня стали спрашивать — а почему ты не создашь свой проект?

А ты сама не чувствовала в этом потребности?

— Я просто тогда еще не вполне не понимала — а что нужно сделать, чтобы назваться артистом? Создать страничку на MySpace или устроить концерт? В итоге участник существовавшей тогда команды Cheap Halo Николай Павлов помог мне записать несколько композиций в хорошем качестве, а также предложил принять участие в совместном выступлении. Для этого нужно было придумать какое-то название, и я выбрала «Хаос в Хитроу».

Раз ты выступаешь сольно, не проще ли было бы делать это под своим именем?

— Мне кажется, что когда ты выступаешь «как по паспорту», исчезает какая-то мистика. Нужна маска. Например, название второго проекта пришло ко мне из финского языка. Как-то раз я просто стояла на светофоре и перебирала в уме названия цветов: красный — пунайнен, зеленый — вихрия. Это слово — Вихрия — покорило меня. Во-первых, в нем слышатся отголоски из русского — вихрь, но с окончанием оно становится похожим на красивое женское имя.

Итак, первое выступление состоялось. Что было дальше?

— После этого я некоторое время довольно активно играла в новгородских клубах. А потом Кира Вайнштейн предложила мне принять участие в фестивале «Индюшата» (старейший в России смотр независимых групп и исполнителей — А. О.) Она со своим проектом Kira Lao довольно успешно выступила на этом же фестивале за год до этого. И я поехала в Москву. Так как я заявилась в последний момент, мое выступление поставили в завершение программы второго дня. И вот, через несколько минут после того, как я покинула сцену, организаторы объявляют: «Не подумайте, что мы в сговоре с мэром Великого Новгорода, но приз второй раз подряд уезжает туда».

После этого успеха у тебя не возникло желания «ловить момент» и раскручиваться на всероссийском уровне?

— Я поездила по московским и питерским клубам, делала попытки записать альбом, но в итоге решила ненадолго уйти в подполье и подумать о том, что же я хочу делать на самом деле.

Насколько для тебя важно целостно и полно представлять, чем ты хочешь заниматься?

— Мне нужны не то что бы границы, а скорее, рамки. Есть те, кто выбрал кантри и все время играет кантри, есть те, кто сегодня играет блюз, а завтра попробует для себя хип-хоп. Я отношусь к музыкантам, которые, однажды определившись, работают в одном направлении.

Как ты пришла к новому звучанию?

— Я хотела попробовать делать электронную музыку с использованием сэмплера и синтезатора еще до того, как появился «Хаос в Хитроу». Меня заинтересовало это направление, когда я познакомилась с альбомом Year Zero американской группы Nine Inch Nails, а также с проектом их клавишника Алессандро Кортини — Modwheelmood. Но на тот момент я понимала, что мне еще нужно выносить эту идею в себе. И вот, осенью прошлого года я записала две первые композиции.

Для тех, кто не знает, что такое сэмплер — расскажи, как ты делаешь эту музыку?

— Когда дело касается записи, я работаю на компьютере. Написав текст и музыку, я в специальной программе выбираю из базы звуков те, что мне нужны, или записываю недостающий на синтезаторе. Эта работа занимает от одного до нескольких дней. Составив музыкальную композицию, я иду в студию звукозаписи Сергея Литавского и записываю вокал.

А когда речь идет о выступлении?

— В этом случае я использую сэмплер, овладеть которым тоже было непросто. Если на фортепиано за каждой клавишей закреплены ноты, то на сэмплере за каждой кнопкой — определенные звуки, набор которых можно менять. Кроме этого, я играю на синтезаторе. Я стараюсь для каждого концерта разнообразить звучание композиций, добавляя новые звуки. Кроме этого я думаю о вокале, театральном моменте — добавляю аксессуары, подбираю костюм, другими словами, делаю шоу. Это свежо — так интереснее и для меня самой, и для зрителей. Только теперь я начала получать настоящее удовольствие от концертов. Эта музыка производит на меня совершенно другое впечатление по сравнению с тем, когда я играла на клавишах. С того момента, как я нажимаю первую кнопку сэмплера, я понимаю, что я уже «не здесь» — настолько глубоко ухожу в себя. Поэтому музыка получается более искренней и натуральной.

Тексты твоих песен и общая тематика остались прежними?

— В целом да, хотя они стали более грустными. Раньше я больше старалась повеселить зрителя, а теперь хочется заставить подумать. Все, что я пишу, используется в песнях. Это также способ выплеснуть накопившийся негатив, хотя в целом по жизни я довольно оптимистична.

Как люди, знакомые с твоим предыдущим творчеством, принимают новый проект?

— Честно говоря, я была в полной уверенности, что эта музыка будет нравиться больше и привлечет много слушателей. Но многие мои знакомые не поняли этой перемены.

Нет ли у тебя мысли смешать электронное и живое звучание?

— Так или иначе, мой нынешний проект уже достаточно живой — я по-прежнему играю на синтезаторе, кроме того, никуда не делась возможность импровизировать. Думаю, в будущем я приду и к смешению.

Ты называешь это направление smart-pop, что это значит?

— Это определение, которое я придумала для себя. Электронная музыка — слишком широко. В моем понимании, я играю поп, но поп-музыка тоже бывает разной. Тогда я решила добавить слово smart, что означает и «умный», и «стильный» — в том, что касается эстетики. Из российских исполнителей, работающих в таком жанре, я назвала бы группу «Море облаков».

Что в творческих планах?

— Этой весной я планирую выпустить мини-альбом длительностью около получаса.

Предпринимала ли ты попытки коллективного творчества?

— Да, я играла со своими знакомыми музыкантами — барабанщиком и басистом — под тем же названием «Хаос в Хитроу». Но ускользала какая-то магия, которую я чувствовала изначально, и мы становились просто группой. А мне иногда кажется, что то, что я играю, приходит извне, а я это просто ловлю и воспроизвожу. К тому же, у меня есть четкое представление о том, как все должно звучать. Поэтому, если в процесс оказываются вовлечены другие музыканты, я чувствую себя, как Дейенерис Таргариен из «Игры престолов», когда она говорит: «Это мои драконы!». Поэтому я также очень внимательно слежу за процессом записи и сведения.

Как, по-твоему, интернет влияет на развитие музыки?

— Мне грустно, что музыка уходит в сеть. Очень многие музыканты довольны тем, что выложили композицию в сеть и получили на нее несколько отзывов. А я не стала бы заниматься музыкой, если бы у меня не было возможности выступать, и не так важно, где. Это встречи с людьми, они везде разные. Я использую сеть только для того, чтобы предварительно знакомить людей с музыкой и сообщать о своих перемещениях.

Многие новгородцы уезжают продвигать свои проекты в Москву или в Санкт-Петербург. Почему ты осталась в Новгороде?

— Я смотрю на своих российских коллег и вижу, что универсального пути к успеху нет. В моей жизни все складывается так, что самое лучшее происходит случайно. Что же до Москвы и Санкт-Петербурга — я считаю, что это не города, это такие... территории. Можно поехать куда-то и стать частью общей сцены. Но в современной русской музыке я по пальцам могу пересчитать группы, которые мне нравятся: «Самое большое простое число», Fury (уже распались), Hellspin, Лемонday, «Труд». Становиться частью всего остального мне не очень хочется. Поэтому я стараюсь притянуть к себе не города, а людей.

Фото: Сергей Гриднев

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: