ГлавнаяСтатьиПисьмо в небеса
Письмо без адресата. Письмо в вечность
Опубликовано 27.04.2017 в 16:54, статья, раздел Жизнь
автор: ОК-журнал (Надежда Кузнецова)
Показов: 2828

Письмо в небеса

Мы публикуем письмо новгородской девушки-бабочки Надежды Кузнецовой (Фильм о Наде «На кончиках пальцев» недавно показали по «Первому каналу»), которое адресовано девушке, страдавшей таким же заболеванием – Анастасии Вершининой. Она жила в городе Арзамас. Девушки нашли друг друга в соцсетях в 2011 году. С тех пор завязалась дружба. Спустя 5 лет в семью Насти пришла беда – рак. Российские врачи отказались оказывать какую-либо медицинскую помощь Анастасии. Лишь в Израиле ей ампутировали ногу. А спустя год, когда иностранные врачи предприняли все попытки борьбы с заболеванием, Настя вернулась домой. А через несколько дней, на кануне Нового Года, девушка умерла – 30 декабря 2015 года. Ей было 32 года.

Привет, моя Настена!

Не проходит и дня, чтобы я не думала о тебе. Хочу обнять, поцеловать, поболтать с тобой. Давай, мой дорогой человечек, я напишу тебе письмо? Да, его не отправить, но ты же часто стоишь за моим плечом, ты теперь наш Ангел, и сможешь прочесть. Да, я всегда знаю, что рядом со мной!Анастасия Харак Вершинина (1).jpg
Знаешь, я общаюсь с твоей мамой. Тетя Катя называет меня: «Доца моя» или просто «моя». Когда я не была с ней близко знакома, то не понимала, откуда в тебе столько сил, жизнестойкости и добра. Теперь я знаю, что ты в мамочку. Нас с тобой познакомил и сблизил фонд, за что ему огромное «спасибо». Обидно то, что этот же фонд, в дальнейшем, не раз вываливал в грязи: что меня, что тебя, лучше мы не будем вспоминать это...
Ты знаешь, когда я смотрю на твое фото, то радуюсь. Звоню т. Кате и представляю, что ты отдыхаешь в своей комнате, а я не решаюсь тебя побеспокоить. Или, что ты отдыхаешь в санатории, а еще лучше, на море! Оздоравливаешься, дышишь морским, лечебным воздухом. И твоя мама говорит, что у нее точно такое же ощущение. Да, мы любим только то, до чего можем дотронуться, и забываем, что душа человека всегда жива. Ты мне тоже об этом говорила. Ты была верующая, а у меня с этим все сложно. В отличии от меня, ты всегда знала, что у тебя будет семья, когда это случиться точно — не знала, но верила, что будет. А я запретила себе об этом думать, после придуманной, несбывшейся сказки. Несмотря на все, я могу тебя обнять: я сажаю рядом твою любимую куклу, присланную твоей мамочкой. Ее тоже зовут Настена, может, раньше у нее было другое имя, но, думаю, ты не против.Анастасия Харак Вершинина (4).jpg
Вот, ты говорила, что, «там» тоже есть жизнь, иначе, для чего все это? Подала бы ты мне какой-то знак, что «там» на самом деле есть? Ты не была готова к ампутации ноги, говорила, что о таком повороте даже не думала. Не могла поверить, что все это случилось именно с тобой. А в твой День Рождения судьба сделала тебе удар в спину: ты получила конверт с результатами биопсии, который открыла и прочла перед всеми собравшимися за столом: «РАК КОЖИ» Веселый праздник превратился чуть ли не в поминки. Все, все бросились тебе на помощь. Главными помощниками стал Рома Супер и его замечательные друзья. Ты побывала в Израиле, впервые увидела море, даже заезжала в него на коляске полностью, прямо в повязках. Евреи взялись за спасение твоей жизни.
После ампутации ты прожила еще целый год. Ведь, это того стоило, правда?) Да, пусть на морфии, пусть в полудреме, но ты жила: обнимала маму, говорила с ней, дышала воздухом. Знаешь, я с тобой говорила на такие темы, на которые и с мамой не говорила, друзья для того и есть. Я больше близка с папой, с ним могу болтать обо всем подряд. Сейчас сложно, мы отдалились, он приучает меня жить без него, оказывается, это возможно. Сложно, но возможно... Ты, наверное, любила откровенничать с мамой или с папой, или с сестрой? Видишь, мы так и не успели узнать друг друга настолько близко. Я знала одно, что ты мечтала о таблетке от БЭ, мечтала дожить до этого момента, когда будет панацея от этого страшного заболевания. Для меня же это никогда не было целью, даже не думаю. Ты говорила, что побитая жизнью, пусть и не на своих двоих, но доползешь до излечения. На вряд ли такое событие произойдет на моем веку. Наверное, там, прижавшись друг к другу, сидя на мягких облаках, мы будем сверху наблюдать за всем, что происходит на Земле.Анастасия Харак Вершинина (7).jpg
Мне же тут звонили, из Московской клиники, мол, приезжайте к нам для эксперимента. Конечно, я была бы не первая, кто-то уже рискнул. Типа, обкалывают рану каким-то препаратом, а она потом быстрее затягивается. Ага, ищите дурачков) Но, мне это не нужно, Слава Богу, совсем незаживающих ран у меня нет. Некоторые раны медленно затягиваются, но, все же, затягиваются. Вот, вырастить бы кусочек «мозаики» — это такой участок кожи на теле буллезника, который не затронут этой страшной болезнью. Нет, ты представляешь, заболевание на генетическом уровне, а некоторые кусочки кожи здоровые?! Как выяснилось во Фрайбурге, на мне таких мест несколько. Вот, чтобы этому дурацкому гену не мутировать в обратную сторону на всю кожу, чтобы она вся стала сплошной «мозаикой»? Те раны, которые долго заживают, можно накрывать этой кожей, наверное, это эффективно. Ведь на моих пальчиках есть маленькие кусочки моей здоровой кожи, вроде, она прижилась хорошо. А пересадка костного мозга очень опасна. В тот же злополучный год, что забрал тебя, ушел мальчик, живущий в Америке, которому сделали пересадку. Прожил он в больнице несколько месяцев и, все. Я никогда не говорю: «Отмучался!» Разве, про наши с тобой жизни, уместно говорить, что мы мучаемся? По мне так, в каких-то моментах, мы жили и живем еще веселее и счастливее многих здоровых людей. Вообще, люди ограниченные физические, очень талантливы в чем-то другом. Какой у тебя чудный голос, моя хорошая. Я была поражена, что ты поешь в церкви. Тебя там, наверняка, зачислили в хор Ангелов, по-другому и быть не может, такой талант не должен пропадать!

Девочка моя, я не хотела тебе говорить в этой жизни, думаю, что ты поймешь. Этот пожиратель — рак, эта огромная шишка на твоей пятке, когда-то была маленькой болячкой. Наверное, ты оттуда видишь, что почти каждый вечер я занимаюсь тем, что делаю процедуру отшелушивания всех болячек и корочек. Я состригаю целую гору отмершей кожи, даже если маленькая «сволочь» сидит крепко, и ее больно отдирать. На пятках и больших пальцах есть такие штучки, которые я называю «гвоздики», меня сможет понять только буллезник, сам видевший их. Они, как точечки, плотные, может, что-то вроде натоптышей или мозолей. Когда их убираешь, а сидят они довольно крепко и глубоко, остается даже дырочка, но не рана, она не болит, наоборот, легче становится. В первый год нашего посещения клиники Фрайбурга, мне на левой руке, на сгибе кисти, удалили шишку. Она постоянно воспалялась, трескалась, болела и мешала мне. Я думала, может это жировик. Хотя, смешно, во мне жира и так нет, откуда тут? Врачи объяснили, что это вовремя не убранная корочка, болячки нарастали на нее все больше и больше, и, вот, результат. Не вспомню, рассказывала ли я тебе эту историю?

Анастасия Харак Вершинина (6).jpg Меня срочно отвезли в операционную, об кололи мне это место, наркоз подействовал и «запахло жареным», в прямом смысле! Я говорю: «Я горю?) Я даже чувствую тепло!» Инна, переводчик, меня успокоила, так должно быть. Мне эту корочку выжгли целиком, я не ожидала, взяли кусочек кожи на анализ биопсии, а мне оставалось его ждать, надеяться на лучшее и лечить ранку. К счастью, эта рана оказалась не опасной и благополучно зажила. К чему я это все? Наша мнительность и лень может привести к не исправимым последствиям, как в твоем случае. Ты маленькую болячку вырастила до таких размеров, лишь потому, что ее было больно тогда снимать. Может, конечно, я что-то не так поняла в твоем рассказе... Я бы перетерпела и отодрала, пусть и с «куском мяса». Даже врачи, тебе ни раз говорили, что это обычные шелухи, отмершая кожа, что с нашей болезнью это обычное дело, надо делать ванночки, и все пройдет. Как можно быть такими не компетентными в своей профессии? Как можно брать несколько раз биопсию, и поставить РАК, когда уже почти совсем поздно? Хотя до этого, ты говорила, один раз тебе уже ставили этот диагноз, не буду врать, каким способом (вроде, лучевой терапией), но тебе уже удаляли эту шишку, а она опять выросла. Уже надо было бить тревогу, ведь это ненормально! Эти же врачи, которые ставили рак «через раз», в конце-концов, вынесли тебе этот приговор. Наверное, они думали примерно так: «Ой, это рак, а не шелухи, не отвалилось само, гляди-ка, ошибочка вышла!» Может, мне сейчас так просто говорить и советовать, когда уже столько информации о нашей болячке. Наверное, что суждено, от того не уйти. Обвинять тебя нельзя, но сейчас я разглядываю каждую корочку и боляку, слежу за этим, а раньше не обращала внимания. Но те места, где болячка не хочет отходить, долго держится на коже или беспокоит, они меня сразу напрягают, и я с ними «разбираюсь», пусть и больно.

Да, девочка моя, как мне тебя не хватает. Мы не успели очень хорошо узнать друг друга, ты так рано от нас ушла. Люди, избалованные существа, им мало знать и чувствовать, что душа твоего близкого, родного человека рядом, нам надо ее потрогать. Керамическую статуэтку в виде озорной девчушки я бережно храню, она меня греет. Я ее поставила в уголок к иконам. Кто бы мог подумать, что мы встретимся сначала в Москве, а потом в Израиле. Обычно, «бабочкам» трудно встретиться в России, это происходит чаще во Фрайбурге. Я тогда почувствовала, что обязательно должна попасть в Израиль, мне нужно было тебя увидеть. Может, внутри себя, я осознавала, что это будет последняя встреча? Тогда я сболтнула от радости встречи: «Как же хорошо, что мы тут встретились!» А ты меня быстро одернула: «Ну, не в последний же раз?» Хотя, по дороге, вы провожали нас до автобусной остановки, ты вздумала за что-то просить прощения у моей мамы. А кто мне говорил, что не последний раз, тоже хороша, ничего не скажешь?)) Мы обнялись своими хрупкими крыльями, расцеловались на прощание и, как всегда, фото на память. Я спрошу у т. Кати, если ей не распечатать, то я пришлю ей все фотки, где мы с тобой вместе, обещаю. Их немного, но они такие душевные, и это все, что осталось мне на память о тебе... еще кукла мягкая и статуэтка.Апрельское нотословие (1).jpg

В тот день, когда ты вздумала от нас уйти, я была опустошена. Еще несколько дней не могла говорить с твоей мамой, боялась разрыдаться и не хотела заставлять ее плакать. Когда мы вернулись в отель, после встречи в Израиле, мы с мамой были очень подавлены, увидев тебя в таком полусонном состоянии, увидев твою больную и забинтованную культю. Моя мама даже расплакалась, если учесть то, что она тебя видела пару раз, красивую, высокую, смеющуюся, я предполагала, что она морально не выдержит. И мои глаза были полны слез. У вас дома, сидя за столом, я улыбалась, сглатывая слезы. Мы, ни в-коем случае, не должны были подать вида, мы должны были скрывать свое состояние. Твоя мама очень сильная, не знаю, кто из вас сильнее. Мы поговорили с ней спокойно, были слезы, но истерического состояния не было. Я очень удивилась, как она быстро взяла себя в ежовые рукавицы, ради твоей сестры и племянника, ради папы, ради всех, кто тебя любил и продолжает любить. В разговорах с твоей мамой, она мне всегда рассказывает, когда ходит тебя навещать. О твоем питомце, Теме — это маленький йоркширкский терьер. У меня же тоже сбылась эта мечта, маленький пушистый комок. Теперь, знаешь кого хочу? Декоративного кролика, такого пушистого, вечно жующего и какающего ушастика. А мама купила мне маленькую мягкую игрушку в виде кролика и говорит: «Он меньше жрет, не срет и не воняет!» Да, смешная она у меня, иногда бывает. Хочу вислоухого, а может сразу двух подружек. Думаешь, мама будет в шоке?))) Вот, и я не знаю. 

Я заканчиваю свое письмо, дописываю последние строки. Не подскажешь, в какой ящик его бросить?... Твоя мамочка замечательная. Она берет силы в ваших родных, именно ради них, она сейчас живет. Благодаря их поддержке и любви, но это все так тяжело. Ведь, каждый живет ради кого-то. Жить только для себя, мне кажется, неправильно. Но, у каждого своя судьба, написанная задолго до нашего появления на Свет. Мне очень нравится, как ласково меня называет т. Катя, нравится болтать с ней обо всем, в большей части, о тебе, родная. Ты отдыхай, дорогая наша, мы не будем тебя часто тревожить. А ты обещай, что будешь рядом с нами.

Анастасия Харак Вершинина (3).jpg

P. S. Мы изменим этот Мир к лучшему, обязательно изменим! 

Люблю и нежно обнимаю!

Твои Надюша и тетя Таня,

и йорк, по имени Ютта

Всегда помним,

ты в наших сердцах…


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ СКАЗКУ НАДЕЖДЫ КУЗНЕЦОВОЙ «ГОЛУБОЙ ФАКЕЛ»


Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: