ГлавнаяСтатьиЧто такое хорошо и что такое круто
Опубликовано 24.04.2017 в 15:12, статья, раздел Жизнь
автор: ОК-журнал (Сергей Иннер)
Показов: 118

Что такое хорошо и что такое круто

Создатели аудиогидов рассказывают о том, как привлечь современного человека в музей. 

Наша студия — кузница текстового и аудио-контента для музеев и культурных организаций. Мы строим информационные мосты от экспоната к посетителю, от истории к человеку. Нам это не трудно, ибо любим. А вот что трудно — так это порой объяснить заказчику, почему это нужно сделать круто. А иному вообще объяснить, что есть «круто».

Для начала посмотрим, насколько круто идут дела у музеев в стране.

b_58dbbcbc937a7.jpg

Статистика

Согласно исследованию НИУ Высшей Школы Экономики, 16% россиян регулярно посещают музеи, 14% этого не делают, а 70% не интересуются музеями вообще.

Вердикт: не круто.

Для сравнения: в Финляндии музеи посещают около 80% населения.

Причин такой печальной статистике (и это я не про Финляндию) уйма:

  • Общий низкий уровень образования и культуры
  • Неприспособленность ряда музеев к посещению инвалидами
  • Высокие цены на билеты
  • Закрытость музеев к сотрудничеству

Но мы остановимся на нашей любимой причине:

Контент

В нашей студии мы считаем, что ценность информации, которую музей транслирует посетителю, так же высока, как ценность экспонатов и произведений искусства. Порой выше. Одно дело — посмотреть на коллекцию семян, и совсем другое — узнать, что 28 человек погибли от голода в блокадном Ленинграде, сохраняя её.

b_58db8fa1a2fb4.jpg

Работу мы строим так:

  • Принимаем текстовые материалы у музея
  • Пишем по ним тур
  • Согласовываем текст с музеем, если надо, правим
  • Озвучиваем

Однако часто мы получаем для озвучки уже готовый текст, который писал музейный сотрудник (и это в лучшем случае). Текст этот бывает плохо структурирован, многословен и плотно начинён такими плюшками как:

  • Цифры и даты, которые трудно воспринять на слух
  • Инициалы, которые надо ещё расшифровать
  • Настолько сложные, длинные, а главное, витиеватые формулировки, преисполненные ужасно ненужных слов и совершенно, абсолютно, до крайности бессмысленных повторов (и, к тому же, с известной долей формализмов и потешных нарушений стиля), что в середине такой фразы любой индивид, наделённый среднестатистической памятью, уже благополучно забывает с чего начинался весь этот эпический сыр-бор (о, вы ещё здесь?)
  • Другие прелести — вплоть до банальных граммотических ошибок и несогласования времён, падежами и числах

b_58dbb66cd93ee.jpg

Мы, конечно, предлагаем этот текст отредактировать (читаем «переписать»):

  • Переделать «двенадцатое сентября тысяча шестьсот девяносто пятого года» в «конец семнадцатого века» (конечно, если эта дата не ключевая)
  • Из А. С. Барсенкова сделать Александра Барсенкова и, в зависимости от контекста, пояснить, что это специалист в области новейшей истории России, либо же наоборот убрать информацию о его профессии
  • Разбить сложные предложения на простые
  • Кое-где пожертвовать точностью во имя лаконичности, стиля и удобоваримости текста

Догадываетесь, что мы чаще всего слышим в ответ?

Правильно, «Записывайте как есть»

Взгляд из Космоса

В музеях живёт сама Вечность. По теории русских космистов, вот-вот настанет момент, когда земляне расселятся по Солнечной системе, а наша планета станет одним большим музеем, так называемой «Колыбелью Человечества». Но уже сегодня наследие, хранящееся под сводами наших музеев, столь же ценно, сколь и объёмно (и это — круто).

b_58dbc0769d2be.jpg
Каждое новое поколение должно усвоить на один пласт больше информации об истории, чем предыдущее. В процессе эволюции наш мозг и память развиваются и адаптируются для этого. С другой же стороны, сам язык как феномен имеет естественную тенденцию к упрощению. И любому, кто хотя бы в общих чертах знает, как работает мозг, ясно, что запоминается только то, что:

  • Смешно
  • Страшно
  • Странно
  • Красиво
  • Кратко

b_58db90629e1fb.jpg

Природа позаботилась о том, чтобы мы запоминали только то, что нам необходимо для выживания и развития, то, что лежит в точках информационного экстремума. Если проще, то:

НАМ ПОЛЕЗНО ТОЛЬКО ТО, ЧТО НАМ ИНТЕРЕСНО.

Не зря же анекдоты переживают своих авторов, а отчёт за пятилетку забывается, не успев закончиться.

Тем временем в сегодняшнем инфополе настоящий шторм. Информация накрывает с головой. Наши маяки в этом бушующем океане — краткость, стиль и лёгкость речи. Только они способны удержать наше рассеиваемое шквалом данных внимание. Спрашивается: кто в этой буре обязан иметь самый крутой контент, если не музеи?

b_58dbc2775298f.jpg

Назад на Землю

Перед вами два варианта рассказа об иконе Серафима Саровского, ограниченных длительностью в одну минуту. Давайте прочитаем их оба вслух.

Вариант 1

«Перед вами икона преподобного Серафима Саровского. Серафим Саровский (в миру Прохор Исидорович Мошнин, в некоторых источниках — Машнин; Родился 19 (30 по старому стилю) июля 1754 года, в Курске. Скончался 2-го (14 по старому стилю) января 1833 в Саровском монастыре) — иеромонах Саровского монастыря, основатель и покровитель Дивеевской женской обители. В 1776 году совершил паломничество в Киев в Киево-Печерскую лавру, где старица Досифея благословила и указала ему место, где он должен был принять послушание и постриг — мужской монастырь Саровская пустынь в Тамбовской губернии. В 1778 году стал послушником у старца Иосифа в этом монастыре. В 1786 году принял монашество (Малая схима) и имя Серафим, был посвящён в иеродиаконы, в 1793 году рукоположен в иеромонахи»

Вариант 2

«Перед вами икона преподобного Серафима Саровского (в миру Прохор Мошнин). Он родился в середине 18-го века в Курске, и чудеса начались в его жизни, когда ему было всего 7 лет: тогда Серафим упал с колокольни Сергиево-Казанского собора и остался невредим. В 24 года он стал послушником в монастыре Киево-Печерской лавры. В 40 лет стал жить в уединении в лесу. Серафим носил одну и ту же одежду зимой и летом, сам добывал себе пропитание, развёл около кельи огород и устроил пчельник. Рассказывали, что Серафим кормил с рук огромного медведя. Однажды к Серафиму пришли разбойники, прознавшие, что у него бывают богатые посетители. Они избили Серафима, проломили ему голову обухом топора, но сокровищ в его келье не нашли. Преподобный выжил, хотя и остался сильно сгорбленным. Разбойников поймали, но отец Серафим заявил, что прощает их, и потребовал оставить без наказания»

b_58dbbce6027f5.jpg

В первой истории внимание слушателя рассеивается ещё до того, как мы перешли к сути, и в конечном итоге мы не успеваем сказать ничего. Во втором же случае мы не вываливаем на слушателя всю информация разом, а только знакомим его с самым важным в истории Серафима Саровского. Теперь в нём чего доброго пробудится живой интерес и он сам углубится в тему, если захочет.

Ну и стоит ли упоминать, что наиболее востребованным всегда был и будет контент, способный удержать внимание даже самого рассеянного, ленивого и глупого слушателя или читателя.

Это я не про вас, честное слово!

b_58db91416cc43.jpg

Заключение

Итак, у нас есть музеи, располагающие всё большим количеством данных. Это хорошо. Есть люди, чья жизненная необходимость — нечто краткое, захватывающее и даже смешное. Могут ли музеи сделать шаг в сторону менее формальной подачи информации? Могут ли они округлить стародавние даты до веков или хотя бы десятилетий в угоду краткости? Мы считаем, что да, чёрт возьми! В эпоху масс-медиа работникам культуры стоит уделять форме как минимум не меньше внимания, чем содержанию. Настало время подсластить горькую пилюлю знаний, и тогда, может быть, наши 16% станут каким-нибудь менее шокирующим числом. И вот это будет круто.

b_58db91beee791.jpg

P. S.

В прошлом году отправил заявку на участие в одной известной конференции по проблемам культурного туризма. В качестве доклада предложил статью «Радио Здесь и Сейчас». Она написана в довольно вольном стиле:

«По ранее непонятным мне причинам я всегда любил радио. Было время, мне посчастливилось работать на одной модной петербургской радиостанции…»

b_58db93cd45053.jpg

Возможно, это немного странно для начала официального доклада. Однако далее по тексту выясняется, что это было необходимо, чтобы представить мультимедийные туры как новую форму радио через призму человека, знакомого с обеими этими областями. Но у организаторов конференции сразу же возникает вопрос: «Это у вас что — автобиография?» Ясно, что если такова реакция на первый абзац, то довольно сложно будет объяснить дальнейшие приёмы, как то:

1. Художественные отступления

«Если бы я сейчас был у микрофона, а вы бы дозвонились в эфир, то вы, наверное, сказали бы…»

2. Ещё художественные отступления

«…Если новое радио сможет стать не менее крутым, чем старое, то, возможно, его даже запретят, подобно радио «Кэролайн», и нам с вами придётся на слуху у затаившей дыхание общественности продолжать своё дело с корабля. Если очень повезёт, космического»

3. Жаргонизмы

«И, как я уже говорил, мне самому в это было в первое время сложновато врубиться, так что просто на всякий случай я повторю: "Мультимедийные аудиотуры — это не новый учебник истории. Мультимедийные аудиотуры — это новое радио!"»

В последнем я, возможно, и впрямь хватил лишку. Но сделал это не из-за собственных косноязычия, эгоцентризма и непонимания стиля. А ради того, чтобы удержать внимание и лишний раз подчеркнуть идею текста. Ответ устроителей конференции по проблемам культурного туризма был таков:

— Мы не можем принять текст в таком виде.

— Значит, мне его переписать? — спросил я.

— Именно, — мне в ответ. — Пусть он даже будет более УНЫЛЫМ, зато более официальным.

Но не будем же унывать, друзья! Ибо на пороге век Качества.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: