ГлавнаяСтатьиВ этой жизни мы все Крузо
Опубликовано 19.03.2014 в 17:58, статья, раздел , рубрика
автор: ОК-журнал (Татьяна Дамрина)
Показов: 779

В этой жизни мы все Крузо

«Крузо.Возвращение» в Новгородском театре для детей и молодежи «Малый». В Международный день театра для детей и молодежи 20 марта новый Робинзон Крузо вернется к зрителям на сцену театра «Малый». Премьера спектакля прошла в феврале и оставила новгородскую публику в смешанных чувствах. В своих переживаниях разбирается наш автор Татьяна Дамрина. А всем остальным советуем не пропустить показы (подробнее в афише).

крузо возвращение театр малый великий новгород

В какой-то момент ты чувствуешь, что остался один, и необязательно в этот момент быть на необитаемом острове. Самое острое и глубокое одиночество - в переполненном зрительном зале, в утренней давке в автобусе. Ты остаёшься наедине со своими чувствами и мыслями, ты сам как остров среди кучи таких же островов.

крузо возвращение театр малый великий новгородПремьера «Крузо.Возвращение» в постановке Надежды Алексеевой в афише определена как «новая драма». Рассуждая об этом понятии, я вспомнила одну из статьей в СМИ, предварявших премьеру. В ней режиссер говорила о том, что перечитывать роман перед просмотром совсем не обязательно. И это действительно так. В спектакле Крузо становится неким собирательным образом одинокого человека, странника - а если верить Библии, то странники мы с вами все. Мне даже думается, что имя Крузо здесь совсем не принципиально. Герой, а точнее, герои, могли бы носить другие имена. Важна сама ассоциация с пришельцем, кем-то чужим для устоявшегося общества. Название спектакля провоцирует зрителя, его умение проводить ассоциативные параллели, мыслить метафорично.

Перед публикой разыгрываются эпизоды из то ли сегодняшнего дня, то ли чуть-чуть завтрашнего, чуть более острого и страшного, объединенные темой одиночества в разных его проявлениях. Первым человеком, с которым сталкивается всамделишный «островной» Крузо (Андрей Данилов), возвращаясь в общество, становится, конечно же, таможенный чиновник (Олег Зверев), что очень по-русски. И при исполнении, и дома, он не менее одинокий, несмотря на наличие семьи, общественного статуса и прочее. Социальные роли, вольно или невольно принятые на себя чиновником, оказываются всего лишь ролями. Он произносит длинную, отчаянную тираду, срывающуюся на крик, - возможно, это последний монолог того человека, которого эти самые роли погубили.

крузо возвращение театр малый великий новгородОдиночество: в обществе, но вне самого себя.

И роли тасуются дальше. Смена костюма, смена лидера, и актер, сыгравший чиновника, теперь сам Крузо, герой реалити-шоу, а его партнер Андрей Данилов играет режиссера. Теперь о своём одиночестве предстоит рассказать. Только позрелищней, пожалуйста, требует режиссер: схватка с диким зверем, лучше со стаей, кровавые обряды дикарей и погони... Ну, придумайте что-нибудь, чтобы было похоже на настоящую жизнь. Герой и его и реальные переживания не соответствуют общественному заказу на гротескную «мокруху», заменяющую драйв жизни.

Одиночество: изоляция чувств.

А ещё одиночества можно не осознавать совсем. Не понимать, не видеть. Герой следующего эпизода совсем молод (Алексей Коршунов), он играет в компьютерные игры, гуляет с девушкой, лицо которой он едва ли может вспомнить, «торчит» от рэпа и вообще не парится. Выспрашивая у предка-сородича о житье-бытье на необитаемом острове, он жаждет убедится, что и это всё фигня. Он, наверное, в некотором смысля «дитя» общественного заказа: нюансы слишком тонки и сложны, чтобы ломать над ними голову.

Одиночество: непонимание.

крузо возвращение театр малый великий новгородНе буду много говорить о технической стороне, адаптированной в сторону творческую - груде телевизоров, огромном экране, на который телекамера проецирует мимику героев с мельчайшей точностью. Моргающие «профилактикой» выпуклые экраны ввергают его в технический гипноз. А ещё выполняют роль своеобразного забора: сцена от зрителя тоже огорожена, публика от сцены изолирована.

Самые страшные секунды - когда выключают свет перед выходом артистов на поклон. Ты ещё не знаешь, что спектакль окончен, и эти несколько секунд для тебя всё ещё продолжение художественной мысли сюжета. Вот один герой ввергнут в одиночество, второй, и вдруг... Ты один в темноте. Прямо как Ёжик в тумане. Полная тишина. Ты и твои мысли. Здравствуй, мой остров.

...Получается, «новая драма» творится в каждом из нас, как ей и положено, практически документальной и остросоциальной. Очень трудно соприкоснуться островами - чиновнику и Крузо, геймеру и «предку», маме и повзрослевшей дочери, начальнику и подчинённому, да иногда даже и двум близким друзьям. Один знакомый сказал мне, что сцены напомнили ему планеты, по которым путешествовал Маленький принц. А ведь в результате он всё равно вернулся на свою. Герои этого спектакля тоже пытаются вернуться в родное. Только вот где оно, своё, родное - всё ещё открытый вопрос. Они возвращаются в мир, а он оказывается чужим и нелепым. Нет пророка в своём Отечестве. А если мы все странники, то и Отечества...нет?

***

Я знала одного Робинзона. Раз в несколько месяцев ему приходилось возвращаться в общество, в жизнь. И однажды он не вернулся. Но в спектакле Надежды Алексеевой есть еще один персонаж – Алексей Тимофеев. Он до последнего борется и пытается то ли уплыть, то выплыть. Но – спастись от одиночества. И в этом театр упрямо не ставит точки. Упрямо надеется, верит и – живет.

Фото: Сергей Гриднев

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: