ГлавнаяСтатьиМаксим Лазин: «Кахон, дарбука, джембе — это особенный вид удовольствия»
Опубликовано 14.04.2017 в 15:27, статья, раздел Звук, рубрика Группе «Shedda» — 10 лет!
автор: ОК-журнал
Показов: 404

Максим Лазин: «Кахон, дарбука, джембе — это особенный вид удовольствия»

Фолк-рок группа «Shedda» в 2017 году отмечает юбилей - 10-летие. Послушать фолк-фьюжен из Великого Новгорода вживую и поздравить музыкантов можно будет 21 апреля в Москве, в пабе Doolin House, 26 апреля в Санкт-Петербурге, в клубе MOD и 28 апреля в Великом Новгороде, в клубе "Железный папа". В честь особого Дня Рождения коллектива интернет-журнал "Область культуры" запускает цикл интервью с участниками коллектива. Первый на очереди — Максим Лазин (барабаны, перкуссия, бэк-вокал). Маркетолог, филолог, пиротехник рассказал нам о своей любви к перкуссии и о том, почему песни похожи на семечки.

— Как вы пришли к занятиям музыкой и конкретно к этому инструменту?

— К музыке я приходил в несколько подходов, в 6 лет учился играть на фортепьяно, а в 12 — на кларнете в музыкальной школе. Но эти попытки заканчивались, не начавшись, в сумме в музыкалке я провел немного больше года, наверное. Потом, в подростковом возрасте, добрался до гитары и занимался ею довольно глубоко. И при этом постоянно что-то настукивал — по коленкам, по учебникам в школе, по тетрадке ручкой, когда уроки делал.

Потом, в университете, мы с однокурсником собрали акустический панк-коллектив и успели дать несколько концертов. Коллектив расширялся, обрастал новыми музыкантами и в определенный момент вышел на уровень «Так, нам нужны барабаны!».

Я понял, что это достойный повод соскочить с гитары, быстро приобрел электронную установку и начать ее спешно изучать. Впоследствии она сломалась, (видимо от того, что я по ней стучал)

А потом был проект «Ритмы иных миров», для которого нужен был номер с барабаном. Мне в руки попался джембе, я его взял и сразу начал играть. Видимо, мозг и руки были на тот момент уже были готовы к такому вызову, проблем ни с координацией, ни с постановкой рук не возникло.

— Как вы попали в эту группу?

— Можно сказать «по знакомству» и это будет правдой. Можно сказать «по объявлению» — и это тоже будет верно.
Надо сказать, что фолк меня на тот момент интересовал довольно живо, а тяжелая музыка все больше уходила из зоны моих музыкальных интересов. И вот я увидел у нас на факультете объявление — «нужны музыканты в фолк-группу» но тогда я посчитал, что времени на это движуху у меня не наберется никак, хотя затея интересная. А потом мы с Димой (гусляром) пересеклись на каком-то концерте и оказалось, что он-то его и написал. В общем, он меня убедил прийти на репетицию, показать себя, послушать материал. Мне все понравилось, коллективу, вроде как, тоже — и понеслось.

— Что это для вас — играть в группе Shedda?

— Shedda для меня — особая среда, куда я прихожу ставить и решать интересные задачи. У меня периодически возникают мысли и идеи про музыку, про аранжировку, как это устроено и как работает, почему тот или иной прием дает тот или иной эффект.

Мне интересно играть на ударной установке, изучать новые стили, приемы игры, играть разнообразно. Играть на установке — почти детский восторг, как в мультике «Не мог же я один наделать столько шума!»
И меня прет перкуссия. Кахон, дарбука, джембе, всякие шуршалки и звенелки — очень живые и отзывчивые инструменты, то динамическое разнообразие, которое они дают — это особенный вид удовольствия.
А еще есть маркетинг, построение бизнес-процессов, технологии переговоров и принятия решений, организация мероприятий и менеджмент — все это тоже интересный и захватывающий мир, с которым я сталкиваюсь по основной работе.
И все эти задачи, в той или иной степени, возникают в ходе деятельности Shedda, и в их решении я в той или иной степени принимаю участие. Не говоря уже о сцене: это особенные эмоции, которые не забываются.
Мне сложно представить, в каких условиях я мог бы реализовать себя больше.

— Какое у вас образование? А музыкальное?

— У меня неоконченное высшее, филологический факультет. Куча разных курсов, от пиротехника до маркетолога. А в музыкалке я был дважды — в 6 лет полгода примерно учился играть на фортепьяно, и в 11-12 — на кларнете, тоже примерно полгода-год.

— Играли ли вы в каких-то коллективах до того, как попасть в эту группу?

— В университете мы с одногруппником, Глебом Дружининым, собрали группу «Вой-Хой!», играли какую-то особую разновидность панка на акустических гитарах, это было очень весело и не очень музыкально. Но люди на концерты приходили, и даже досиживали до конца.

— Почему именно это музыкальное направление?

— Народная культура вообще меня интересовала довольно давно. В университетские годы я попал в ансамбль «Купина» (сейчас это фольклорный театр «Круговина»), побывал в фольклорной экспедиции и много нового и важного понял про фолькор, про хоровое пение, про традиции.
Оценил потенциал, который кроется в народном материале, причем любого народа. Это я понял позже, когда добрался до записей разных этно-коллективов, от индейцев до африканцев, от индусов до чукчей.
А потом я побывал на ирландских вечеринках в Доме Молодежи и проникся духом ирландской культуры, музыки и танцев. А затем мы с друзьями даже организовали клуб кельтских танцев, первый на тот момент в Новгороде. И все это привело меня к тому, чем я занимаюсь сейчас.

— Как вы относитесь к кавер-версиям известных песен?

— Почти любая мелодия несет в себе потенциал, как семечка. Цветок, в который семечка прорастет — это то, как она может раскрыться через аранжировку. Но из семечка ромашки вырастет только ромашка, а вариантов раскрытия у мелодии — бесконечное множество.
К сожалению, автор обычно выбирает один вариант из этого множества — тот, который считает самым верным. Максимум — два, второй идет для акустической версии. Кавер-версия — это когда семечку дают шанс вырасти другим цветком.
Поэтому сыграть кавер как оригинал — простой, но порочный путь. Это нечестно по отношению к мелодии, к ее потенциалу.
Поэтому я с большим удовольствием слушаю Baseballs, Бони Нем, Александра Пушного, Scott Bradlee’s Postmodern Jukebox и других. Они раскрывают известные мелодии с неожиданной стороны, показывают их неожиданные грани.
И когда мы сами делаем кавер, мы ищем — а какой еще потенциал сокрыт в этой теме? Что еще мы можем из нее вытащить? И когда находим — получается интересно и нам и слушателям.


ЧИТАЙТЕ ВСЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА "МУЗЫКА"


Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: