ГлавнаяСтатьиЕдиница измерения: Просто так (рассказ)
Опубликовано 13.04.2017 в 14:54, статья, раздел Слово
автор: ОК-журнал
Показов: 203

Единица измерения: Просто так (рассказ)

Книга Андрея Колодина «Единица измерения» в своем бумажном виде появилась в нашей редакции как подарок автора. Прочитав ее, что называется, от корки до корки, мы сочли необходимым по собственной инициативе расширить читательскую аудиторию доступным нам способом. Получив на то согласие Андрея Ивановича, предлагаем и вам, уважаемые «подписчики» интернет-журнала «Область культуры», разделить с нами впечатление от прозы и стихотворений, вошедших в этот сборник, ставший своеобразным авторским творческим отчетом. К тому же, как выяснилось, книга оказалась заведомым раритетом – первой и пока единственной в стране, где литературные тексты иллюстрированы авторскими фотографиями. Напомним: А.И.Колодин – основатель и художественный руководитель хорошо известного в нашем городе Дома творческой фотографии «МЫ» имени Александра Овчинникова.

Об авторе 

   Андрей Иванович Колодин родился в 1952 году под Ленинградом в семье офицера Советской Армии. В возрасте четырех лет становится новгородцем, считает это счастливым обстоятельством в своей жизни. Здесь, в Великом Новгороде, происходило его профессиональное и творческое становление: работа журналистом в газетах и на телевидении, литсотрудником в писательской организации. Здесь же произошло его воцерковление, «предсказанное» им самим в своих ранних произведениях.

   «Единица измерения» - это сборник, который включает в себя повесть «Причуда», рассказы, миниатюры и стихи разных лет, большая часть которых ранее не публиковалась. Книга  иллюстрирована авторскими фотографиями.

ОТ АВТОРА

Моим детям:

Ивану, Летиции, Марии, Полине.

  Посадить дерево, построить дом, вырастить сына – это не вполне о Вашем покорном слуге. Дерево, правда, сажал – еще в школьные годы. Надеюсь, прижилось. Сына еще не вырастил, однако уже растет, долгожданный! С домом все гораздо сложнее оказалось… (хотя «дом» и «жилплощадь» - все-таки не одно и тоже). Ну вот и подумалось: пусть вместо дома будет эта книга в наследство детям (а равно и внукам, точнее – внучкам – их уже тоже четверо!).

   Может, кому-то эта замена покажется неравноценной. И все же, думается, написать книгу ничуть не проще, чем поставить дом – сил уж никак не меньше отнимает… Кстати, и писалась эта книга практически всю жизнь: тексты, составляющие ее содержание, охватывают период в сорок лет. Для отдельно взятой человеческой жизни – не так уж и мало, согласитесь. Вот почему так перемешаны здесь бытовые реалии – признаки разных десятилетий на стыке веков.

   В этой связи любопытное наблюдение самого автора, рискнувшего помесить в одной упаковке, скажем, стихотворение из юности и рассказ, родившийся незадолго до выхода в свет книги, которую Вы сейчас раскрыли: они словно и не отличаются по известным возрастным меркам творчества. Видать, так и не удалось решительно повзрослеть за все эти годы… Обстоятельство, пожалуй, настораживающее. (Хотя вот детей, а паче того – внучат оно определенно устраивает).

   …Так о чем же эта странная книга? Да все о том же – о жизни, о прожитой и непрожитой. Как, впрочем, у всех… Но только не придуманной! Ибо самые буйные фантазии имеют своей основой самую что ни на есть конкретную реальность.

   И с этим ведь не поспоришь, правда?..

                                                                                                                          Ваш А.И.Колодин,

                                                                                                                 отъявленный реалист.        


Герои произведений Андрея Колодина, вошедших в настоящий сборник, все без исключения находятся на «нейтральной полосе», застигнутые необходимостью принять, может, самое важное в жизни решение. Ситуация, безусловно, знакомая каждому человеку, для которого «смысл жизни» - не пустые слова. А поскольку таковых – нас! – большинство, то дело за малым: определиться с «единицей измерения» этой самой жизни…

________________________________________________________________________________________

Просто так

(рассказ)

         Времени оставалось мало. Не то, чтобы аврал, но припирало потихоньку. А поскольку решения так и не было, состояние внутренней суетливости откровенно переходило в тихий психоз.

         Бывает же такое! Никто с ножом к горлу не приступал, никто не требовал немедленных действий, да и сроков конкретных никто не определял – и некому было это делать: необходимость что-то предпринять, решительно изменить что-то, возникла сама собой. Но неотвратимо. Причем, он понимал, что времени на это «что-то» оставалось всего ничего. И чудилось: где-то далеко-далеко зазвонил колокол…

         Короче, мистика да и только! Во всяком случае, рационально все это не объяснить. Он и не пытался, расчетливо соображая, что душевные и умственные силы, весь их арсенал, нужно направить сейчас на другое…

         Машинально, оказавшись у телефона, он поднял трубку. Ну, раз поднял, надо звонить. И почти так же машинально набрал номер.

         - Алло? – голос в диссонанс его настроению зазвучал весьма праздно.

         - Привет… - ответил он.

         - О! Сколько лет! Слушаю тебя!

         «Слушаю!» Вот ведь замашки! Точно, должность меняет человека, это уж верно подмечено. Тем не менее, надо же отвечать, он ведь сам позвонил. Не зная, правда, зачем.

         - Да вот, решил узнать, как живешь…

         Без паузы:

         - Как всегда – лучше всех!

         А вот теперь – пауза, которую надо было поскорее заполнять.

         - Слушай, Коля, дело есть…

         - Денег нет! – тоже без какой-либо паузы.

         - Да ну тебя! – пытаясь подавить щекотавшее раздражение, он старался придать словам миролюбивые интонации: - Может, встретимся?..

         - На предмет?

         - Да без предмета! Просто так – нельзя?

         - Выпить, что ли?

         - Ну хочешь – выпьем…

         - Мне кажется, это ты хочешь.

         - Ну, крестись!..

         - Что??

         - Крестись, говорю, если кажется!

         И он бросил трубку.

         Настроение усугубилось. Плюс досада на самого себя: зачем нахамил? Ведь звонил-то он сам. Надо бы еще раз набрать, да извиниться… Обойдется! Вряд ли даже нуждается. Если с однокашником разговаривает, как с посетителем, потеющим в приемной.

         Однако, надо было предпринимать следующую попытку. И он набрал другой номер.

         - Да?

         - Здорово, Серега! Это Иван.

         - Привет, старина!.. Что-нибудь случилось?

         Да почему обязательно случилось?! Что, он просто так не может позвонить? Впрочем, во-первых, случилось, во-вторых, ведь не звонил же раньше просто так. Так к    чему же это негодование?..

         - Да, знаешь, так и не скажешь вроде бы…

         - Да ладно тебе!.. Ну подожди!..

         - Что?

         - Да нет, извини! Это я не тебе! – в трубке фоном возникало, то нарастая, то затихая бессвязное женское мурлыканье.

         Вот поганец! Кто рыбалкой увлекается, кто картишками, этот же!..

         - Серега, слышь?

         - Да?

         - Я тебе перезвоню… попозже…

         - Хорошо! – обрадовался Серега. А потом, спохватившись: - А ты чего звонил-то?

         - Понятия не имею! – ответил он и снова положил трубку.

         Нормально! Все, как надо! А надо не вешать своих обезьян на других. Ежели тебе паршиво – сначала выясни, почему, а уж потом беспокой людей. Да и беспокоить-то не надо, пока паршиво.

         Он даже подумал, что проверки ради этих умозаключений надо еще кому-нибудь позвонить, ну, чтоб уж трижды обломаться.

         Но получилось по-другому. Телефон ожил сам.

         - Слушаю! – сказал он с металлом в голосе и тут же сконфузился, поняв, что поступает не лучшим образом, благо образец еще не погас в памяти. – Да-да, говорите! – поспешно добавил он значительно мягче.

         - Здравствуй, Ваня.

         Он даже сразу и не узнал. Она не звонила уже полгода, не меньше. Сразу, как вышла замуж. И свалила в Штаты. Как и мечтала.

         - Здравствуй… Ты приехала?..

         - Нет, я из «Эл-Эй» звоню… Из Лос-Анжелеса!..

         - Ну… и как там?.. – самое умное, что пришло в голову.

         - Да так… Что тебя интересует?

         - Ну, там… погода! – усмехнулся он.

         - Жарко. А у вас?

         - Да тоже. Сегодня под тридцатник было.

         «А у вас?» Вот, как просто: было «у нас», а теперь…

         - Ну, рассказывай...

         - Да, собственно… Тут, знаешь ли, все довольно однообразно, даже нечего рассказать…

         Надо же! А что ж так глаза горели, когда визу получила? Помнится, трещала без умолку, даже не соображая, каково ему все это слушать. Любил? Да нет, наверное… Но мог бы… Хотя как это «мог бы»?! Если б что? И разве можно «любить бы»?! Надо будет пораскинуть умом…

         - Ты-то как? Вань?

         - Да знаешь, Свет, тоже в общем-то однообразно: работа, диссер, пивко… Плюс душевные терзания.

         - О чем?

         - О чем! Об жизни, вестимо. У нас, у русских, без этого никак!

         Он осекся. Вдруг, подумает чего не так, там, в Америке…

         - Вот-вот… У нас без этого никак, - поддержала она без всякого намека на то, что задета. – Знаешь, как здесь, в русской диаспоре, говорят? «Пойдем к этим иностранцам сходим!» Забавно, да? Мы, русские, наверное, навсегда русские.

         Интересно! Надо будет и над этим поразмыслить. Забавно, это она верно…

         - Не женился еще?

         Вот те раз! Чего это она? Что-то там с ней не так, как пить дать.

         - Это, как ты понимаешь, планированию не поддается, - продолжил он и снова осекся. У кого, конечно, как… Не будем показывать пальцем…

         - Ваня, как там наши? – спросила она чуть потухшим голосом.

         - Да как сказать… В общем, новостей особых нет. Да и видимся, ты же знаешь, редко.

         - Не знаю… - сказала она, и у него вдруг заныло сердце.

         - Слушай, Свет, - заговорил он как можно участливей, - это же, наверное, сумасшедшие деньги, а мы просто так трепимся…

         - Вот и хорошо, что просто так. А что, обязательно по делу? А деньги… Брось ты, Вань! Если бы они все могли, деньги эти!.. Я тебя, наверное, от дела оторвала, - заговорила она извинительно. – Пишешь, наверное? Как там диссер?

         - А никак! Тема не из ходовых. Пишу, конечно, потихоньку. Аж самому противно.

         - Да ну тебя! Ты же у нас самый умный был!

         - Ага! Был бы умный, дурью не маялся.

         

- Это диссертация-то дурь?

         - Да нет, я о другом… Видишь ли, все, что становится самоцелью, становится одновременно мертвым.

         - Это уж точно… - протянула она, и у него опять защемило внутри.

         - Светка, а вы, вообще-то, в Россию собираетесь? – зачем-то спросил он.

         - Собираемся?.. Трудно сказать… Мне ведь теперь вообще трудно сказать что-либо. Я – женщина подневольная, на попечении у солидного джентльмена, скучающая от безделья… Мысли вот всякие от этого лезут в голову…

         - Гони ты их, Светка! К тому же, голова, оказывается, не самое главное в человеке, - он старался звучать как можно оптимистичнее.

         - А что главное?

         - Что? Душа, похоже.

         - Вот именно… В ней-то полный бардак…

         Он уже и не знал, что сказать ей. Очень хотелось ее, дуру набитую, как-то утешить. Ну хоть как-нибудь! А что он мог сказать, если у самого в душе то же самое?! И поди ж ты, разбери, что!

         - Ладно, Вань… Буду прощаться… А то наговорю чего-нибудь неправильного…

         - Подожди! Ты, это… ты держись. А если припрет – звони. Просто так!

         - Да у меня, в общем-то, все в порядке, - сказала она этак по-американски приподнято.

         - Да у нас у всех всегда все в порядке – в общем-то! – чуть ли не со злостью ответил он. – Короче, звони в любое время, - добавил, понимая, что это уж совсем зря.

         - Ваня!

         - Да?

         - Спасибо тебе!..

         - За что?!

         - Просто так…

         И она отключилась.

         А он так и стоял, прижимая трубку к уху и пытаясь отладить собственные чувства.

         Нет, все-таки не так все однозначно: оказывается, и он кому-то нужен. Даже не в этом дело: оказывается не ему одному тошно. Неужели только таким и может быть душевный резонанс? Тогда дело – труба. Но с этим не хотелось мириться.

         Странно, но ему уже не было так муторно, и ощущение дефицита времени для принятия некоего решения тоже прошло. Осталась необходимость осмыслить, что же надо все-таки изменить.

         Понимая, что прямо сейчас эту задачу не осилить, он понемногу успокаивался.

         Вспомнилось некстати, как они с Николаем и Сергеем – трое некогда неразлучных друзей – поспорили на ящик коньяка, кто дольше не женится. То есть, если кто женится раньше других – тот и ставит. Те двое прозрачно намекали, что ставить все равно придется ему. Почему они так решили? Как бы то ни было, он обманул их ожидания. Более того, у него имелись серьезные виды сразу на два ящика. Он почему-то регулярно обманывал ожидания всех, кто его более-менее хорошо знал. А главное, свои собственные надежды рушились одна за другой.

         Итак, подведем итог. А нечего подводить! Ну, ровным счетом нет основания сказать: вот тут я состоялся. Потому что везде – наскоком, исключительно за счет природных способностей.

         За окном звучала музыка. Вернее, ухали децибелы, сдавленные помещением, где обосновывалась дискотека. Раньше он как-то и не замечал, а вот сейчас это конкретно раздражало его.

         Итак… итак… Настает некий день икс, когда ты понимаешь, что тебя обложили со всех сторон. И тебе уже не спрятаться от угрызений совести и неудовлетворенности самим собой как инструментом своей судьбы. Этот день возникает нежданно, просто так – как возмездие за твою беспечность в жизни. И если ты еще способен понимать это – слава Богу!

         Этот день – как день сурка – будет без конца повторяться, доводя до исступления, если не попытаться прожить завтра по-другому. Иначе завтра снова превратится во вчера.

         Музыка зазвучала назойливее – видимо, на дискотеке распахнули окна.

         Он подошел к окну и плотно закрыл его. Тишина сразу обласкала. И снова почудился колокол. Или все же послышался ?.. Словно где-то закончился праздник. На котором он не был…

И он ни с того, ни с сего расплакался. Как мальчишка, который терпел до дома боль в ушибленной коленке, а дотянув до родной двери, дал волю слезам. Стоял посреди комнаты и беззвучно плакал – просто так. Потому что ушибиться, когда несешься, не разбирая пути, так просто…

ЧИТАЙТЕ ВСЕ РАССКАЗЫ КНИГИ "ЕДИНИЦА ИЗМЕРЕНИЯ"

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: