ГлавнаяСтатьиГод культуры 2014. Наталья Серова: "Прежде всего – не пугаться, открыть свое сердце новому, и тогда наступит понимание"
Опубликовано 16.02.2014 в 09:48, статья, раздел , рубрика
автор: ОК-журнал (Сергей Козлов)
Показов: 621

Год культуры 2014. Наталья Серова: "Прежде всего – не пугаться, открыть свое сердце новому, и тогда наступит понимание"

Год культуры России 2014 в Новгородской области официально открыт. События в пространстве искусства, творчества, образования ежедневно сменяют друг друга с невероятной скоростью. А мы продолжаем цикл бесед, посвященных культуре и планам на предстоящий год. Сегодня мы в гостях у Натальи Владимировны Серовой, музыковеда Новгородской областной филармонии им. А.С. Аренского, заведующей отделом маркетинга, преподавателя музыкально-теоретических дисциплин и лекторской практики в Новгородском областном колледже искусств им. С.В. Рахманинова.

Наталья Владимировна, как Вы определяете понятие «культура»?

Культура – это разум, интеллект человечества и его развитие в самых разных областях. Культура – это и опыт, и поиск нового, и самовыражение. Она, на мой взгляд, включает в себя даже такие вещи как развитие не гуманитарных наук. Представить себе культуру без изучения истории невозможно - тогда мы перечеркнем архитектуру, реставрацию, памятники, музейное дело. История ведь это не только история музыки или история живописи, она в целом о человечестве.

Что, по-вашему, означает Год культуры России?

Хорошо, конечно, что объявлен Год культуры, безусловно. Если государство, тем более президент, определяют ориентиры именно как Год культуры, возможно, это означает повышенное внимание к учреждениям и учебным заведениям культуры. Как внимание отца к детям – чем помочь, где деньги выделить или большее количество грантов учредить для соискания средств. Ведь нельзя просто так финансировать – нам нужно доказать, что это надо для сохранения наследия, для исследования. Хотя, если просто навешивать ярлычок, сегодня культуре что-то кинуть, а потом снова про нее забыть, то мы будем также рывками и развиваться. В любом обществе и моральная и финансовая поддержка деятелей культуры и педагогов все-таки должна быть постоянной и последовательной. Например, как в прошлом. Русская история знает имена меценатов. Для них было вопросом чести поддержание культуры. Вспомните Мамонтова, Морозова и многих других. А антрепренер «Русских сезонов» С.П. Дягилев!? Он даже не имел собственной квартиры, собственного дома. Он на себя тратил минимально, а все отдавал своим артистам, постановкам спектаклей и концертам, словом, своему детищу – «Русским сезонам» в Париже. И то, что зарабатывалось – шло на развитие дела, развитие русской культуры. Если в другой отрасли, в промышленности, например, можно заработать какие-то существенные деньги и на свое же развитие их потратить, то в культуре – нет. У нас в колледже есть платные мероприятия, но это совсем небольшие средства и на них купить хотя бы рояль – нереально.

Какой на сегодня складывается ситуация с филармонической музыкой в Великом Новгороде?

В нашем городе трудно сказать, насколько ситуация складывается хорошо или не хорошо. На мой взгляд, конечно, хорошо, потому что город небольшой, но привлекает большое количество слушателей в филармонический зал. На это влияет и расширение жанров, представленных сцене Филармонии. Раньше Филармония была на 90% ареной для классической музыки, классических концертов разных жанров и форм. Огромнейшее внимание Леонида Владимировича Шитенбурга (бывшего художественного руководителя и директора – СК) уделялось просветительской работе. Я с 1991 года в Филармонии работаю музыковедом и не помню недели, не говоря о месяце, чтобы не было выездных концертов в музыкальные, общеобразовательные школы области. Мы исколесили все районы с самыми разными коллективами – и с камерным оркестром, и с оркестром русских народных инструментов, и солистами. Темы лекций-концертов были различными. И сейчас филармонические коллективы много дают концертов в области с разнообразными программами, правда не всегда привлекается именно музыковедческий рассказ. Не все люди могут слушать и понимать классическую музыку. Но то, что доступно пониманию, то, что любимо, не должно быть закрыто. Появляются джазовые фестивали и вечера. Это, безусловно, очень интересно. Лет десять назад мы были с Леонидом Владимировичем Шитенбургом в филармонии Твери. Там каждый год организовываются джазовые фестивали. Причем приезжают очень известные, авторитетные музыканты. Джаз – это особый вид искусства, особая классика, особое мастерство. Не каждый пианист, как, скажем, Денис Мацуев, может в равной степени талантливо исполнять классическую музыку разных жанров и стилей и владеть джазовой импровизацией, самим духом джаза. Здесь нужна особая порода музыкантов. Тогда, в 90-е годы, нам не удалось в Филармонии воплотить джазовые программы виде абонемента. Сейчас это получилось и пользуется популярностью. В целом, Филармония, расширив репертуар, выходя за рамки строгих параметров, стала крупным и весьма многогранным очагом культуры, нужным всему городу. Нужным для детей и молодежи, для людей пожилого возраста, для людей любящих и знающих классическую музыку и относящиеся к другим, более легким видам искусства, с пониманием и пристрастием. Очень здорово, что появилось мультимедийное оборудование. Мы пытались еще до его приобретения использовать в лекциях-концертах экран, на котором показывали портреты композиторов либо живописные полотна, соответствующие по смыслу исполняемому произведению. Сейчас делать это можно гораздо эффектнее Ведь видеоряд особенно влияет на детей, на рефлекторном уровне, помогает понять музыку, доставляет радость и удовольствие. И как следствие - не отторжение классической музыки, а наоборот, приятие ее, а дальше - заинтересованность, а позже может быть профессия. Другой вопрос, что здесь очень тонко нужно соблюсти грань, не перейти на прямолинейное, примитивное иллюстрирование того, что звучит. Не перейти на низкопробное – если играет веселая музыка, значит воздушные шарики летают.

Что самым важным является в образовании слушателей?

Музыкальное искусство больше, чем другие, в частности, изобразительное искусство, влияет на психику, на подсознание. Композиторы видят мир и раскрывают его окружающим людям через музыкальные звуки. Их Бог наделил такой способностью. Кто-то стихи пишет, кто-то пишет картины, а кто-то отражает мир в звуках. И возникает удивительная вещь! Такой путь – самовыражение художника (в лучшем понимании этого слова), потом исполнитель (если таковым не является автор, как Рахманинов или Лист, т. е., великие пианисты, например) и слушатель. И если произведение вызывает обратную реакцию не просто как понимание, а вместе с тем вызывает сочувствие, сострадание прежде всего, то вот тогда состоялось произведение. В ином случае получается просто что-то декоративное, можно слушать, можно пройти мимо. Скажем, слушая произведения Баха, Бетховена, других композиторов, человек сопереживает вместе с автором произведения или испытывает другие искренние эмоции. Тогда возникает огромная арка через века. Вот если она возникнет у ребенка, у подростка, который впервые оказался на концерте классической музыки, то это останется с ним, И, по крайней мере, он уже никогда не бросит камень в классическую музыку. Диалог с композитором как воспитание души, прежде всего.

Но ведь при этом очень важен посредник-исполнитель, так?

Во-первых – композитор. Существуют особые техники в XX веке, в экспрессионизме, которые основаны на математических подсчетах, на формальных вещах. Эта музыка интересна как алмаз, который необычно огранили и который специалисту интересно рассматривать, но она мало задевает душу большинства слушателей. Эта музыка удивляет, потрясает, шокирует, но сострадание вызовет ли? И это композитор ведь так написал. А другой композитор написал такое произведение, которое спустя века вызывает сострадание, сопереживание. Послушайте, например, вокальные произведения Мусоргского. Мы не можем просто прослушать их как эстрадные песни – помурлыкать и забыть. Они не оставят нас равнодушными, сделают сердце добрее, в конце концов. А это мастер так сочинил. Посредник важен тоже. Можно испортить гениальное произведение формальным его исполнением, непрофессиональным, неграмотным, бездушным. Сопереживание и понимание композитора и его души начинается с исполнения. Ведь если музыкант просто выучил нотки, здесь сыграл погромче, здесь потише, здесь технически блестяще отработал, а души не вложил, то ответной реакции у слушателей не будет. Здесь есть секрет, который, наверно, даже не объяснить. Кто-то вызывает этот диалог через века с автором, а кто-то нет. Исполнитель - сотворец в какой-то степени.

Но всё же, как приучить себя к восприятию самой разной, сложной музыки?

Коль скоро сейчас XXI век, и нравится нам современная музыка или не нравится (я имею в виду не поп-культуру, которая очень часто не выдерживает критики с точки зрения духовности), к ней нужно приобщать с детства. Если мы детей будем кормить все время манной кашкой, а потом дадим кусок мяса – он сломает себе зубы. Детям нужно и Бартока давать слушать, и Шёнберга, Стравинского – то, что не ласкает слух, но что раскрывает современный музыкальный мир и то, что, собственно, должно быть, потому что меняется мир, меняется культура, меняется темп жизни. (Темпы, в которых писали и играли произведения 300 лет назад, отличаются от нынешних, более быстрых). Вот тогда и диссонансы, и оригинальность формы, и угловатость с точки зрения обтекаемости, стройности классических произведений, не будет шокировать, А значит, не будет и отпугивать. Когда моим студентам даю слушать Шнитке или того же позднего Прокофьева, они восклицают: «Ой, как это можно слушать! Да ну, ерунда». А потом вслушиваются и понимают – совершенно нормальная, прекрасная музыка! Прежде всего – не бояться, не пугаться, открыть свое сердце новому, и тогда наступит понимание. Просто нужно в более раннем возрасте к этому приобщать в умеренных дозах. И еще очень важно: для понимания любой музыки, современной ли, старинной ли, нужно знать об ее авторе. Не просто даты жизни и место рождения, а чем он жил, интересовался, какова у него была судьба. Потому что то, что он испытал, то, что он пережил, раскрывается в его произведениях. Не бывает человека без судьбы, не бывает человека без отношения к окружающему миру. Это все и составляет основу творчества для художника.

А как Вы относитесь к опрощенным переложениям, переделкам классических произведений?

Как профессиональный музыкант я против осовремениваний и переделок. Посмотрите, существуют самые различные переделки Вивальди, Моцарта, других композиторов. Например, знаменитая Ванесса-Мэй. Все восхищаются техникой, она играет с чудовищной скоростью концерты того же Вивальди. А в чем смысл? Вот я собой любуюсь, я так умею. Но музыка не набор звуков, это образы, это эпоха, которую чувствовал композитор. До этого надо дорасти, чтобы понять, изучить. Написал же композитор в этой инструментовке, давайте играть так. Можно запросто под баян исполнить «Лебединое озеро» от начала до конца. Музыкант будет играть, а мы будем плясать. Только зачем?

В качестве шутки.

Вот именно. Но композитор написал свое произведение в таком темпе и для такого состава исполнителей, хотя мог и по-другому. Он понимал, что эти образы должны быть именно такими средствами выразительности раскрыты. Тем более, если говорить о композиторах, которые составляют национальную культуру. Мы же не корректируем картины. Не нужно Джоконде пририсовывать брови, если в ту эпоху принято было их сбривать и носить такую одежду. Хочется творить - создайте свое. Может, быть даже лучше получится. Но не делайте на авторитете другого что-либо скандальное. Нужно уважать автора. Я слышала переложения фрагментов опер Римского-Корсакова для оркестра народных инструментов Виталия Беляева. Это хорошо сделано, талантливо. Но не может заменить оригинал. Был еще такой случай с нашим камерным оркестром. Фрагменты из Magnificat Баха. И там один хор, очень нежный, где в сопровождении оркестра есть отголосок гобоя. Я ждала этот отголосок, а его не было – что-то струнное пиликнуло. Если нет гобоя, так пригласите, или синтезатором проимитируйте этот звук. Иначе нет особого образа. Бах придумал именно этот отголосок именно у гобоя, три нотки давали совершенно потрясающий эффект грации, нежности, хрупкости. Ведь Magnificat – это славословие Богородицы, рождественский жанр. Вот такое у меня убежденное представление – либо написать что-то свое, либо все-таки, уважать то, что было написано другим автором. Если не помнить историю государства, историю своей семьи, историю искусства, не уважать, выбрасывать ее, как уже устаревшую вещь, то не будет будущего. Была же большая историческая попытка, во времена зарождения пролетарского искусства, когда задались целью проанализировать, какие композиторы пролетарские и их можно играть, а каких не нужно. Вот Чайковский про что писал – про бездельника Онегина или жадного мечтателя Германа. Какое воспитание получают юные пролетарии? Значит, его играть не надо. А Мусоргского надо – там борьба за свободу, против тирании, царей. Эта теория не выдержала проверку временем.

Какие проблемы на сегодня существуют у нас в профессиональном образовании?

Необходимо воспитывать своих музыкантов. У нас и в Новгороде, и в области есть замечательные педагоги. А какие в районных школах чудные детки, какие они пытливые, как им интересно! Но все упирается сегодня в деньги. Когда ребенок задумывается о выборе профессии, возникает мысль – а что мне это даст в будущем. Предположим, ребенок хочет идти в колледж искусств на музыкальное отделение. Кем ребенок станет? Станет учителем музыки в музыкальной школе. Какая зарплата? Даже бесконечная гонка за подработками не спасает. И не хватает времени на дальнейшее самообразование. Люди, которые всё же идут учиться и работать в таких условиях и сохраняют себя – люди героические, преданные своему делу. Хорошо, когда выпускник среднего учебного заведения поступает в вуз, консерваторию. Но и раньше было трудно поступить, а сейчас количество бюджетных мест сокращается. Да и работать молодому специалисту, по сути, негде. В нашем колледже все ставки заняты. Здесь общая проблема морального и материального отношения к культуре.

Кроме педагогической деятельности, каковы шансы концертирования?

Концертная деятельность – дело очень хитрое. Если тот же педагог имеет небольшую зарплату, но стабильную и может подрабатывать, то у концертирующего музыканта очень сложная ситуация – времени на дополнительную работу нет. Кроме того, должна быть востребованность. Какой бы ни был прекрасный музыкант, если его не знают, его не будут приглашать. Значит, гонорар маленький, а жить как-то надо. А у востребованных музыкантов тоже жизнь не простая. Физически это тяжело: нужно вкладывать всего себя, быть преданным публике, своему любимому делу. Конечно, это деньги, но и жертвенная жизнь, жертвенное искусство. В каждом, даже успешном музыканте-исполнителе, есть любовь к педагогике. Желание передать свое мастерство не только чрез исполнение на сцене, но и дать мастер-класс, научить будущего музыканта. И прекрасно, когда это стремление реализуется.

Какова исполнительская практика у студентов?

Для любого исполнителя, для студента ли, для малыша, который ходит в школу искусств, исполнительство - как для спортсмена соревнования. Любой выход на сцену - это воспитание самого себя, испытание на прочность, ощущение профессионализма. Вот сейчас я студент музыкального отделения колледжа искусств, но когда я выхожу на сцену в день работника автотранспортного предприятия – я уже артист. Ради этого и учатся. Когда нам весело, мы с друзьями дома тоже поём и пляшем. Но это развлечение, а пение и танцы на сцене – искусство. Каждый выход на сцену – большая ответственность и самодисциплина, порождающие качество. Халтуру, неискренность публика не одобрит.

Кстати, в современный агрессивный и поверхностный век люди менее эмоционально ведут себя в концертном зале, нежели в прошлые эпохи, когда могли освистать автора или исполнителя. В чем парадокс?

Наверно, сейчас концертные залы, да и другие учреждения культуры и искусства посещают воспитанные люди, которые могут себя сдерживать. Это раз. Во-вторых, я сталкивалась с таким явлением, как конформизм, подделывание под общую массу. Кроме того, снобизм. Например, такая ситуация. Звучит произведение ультрасовременного композитора, с новыми средствами выразительности, может быть даже эпатажное в чем-то (возможно, он потом станет классиком, а сейчас – это шок). И вот тот, кто ничего не понимает в искусстве, но зато понимает о себе, говорит: «Ах, это же надо! Вот эта интонация, а вот этот скрежет – как оригинально. Как это свежо!» Другой стоит рядом и думает: «Мне не понравилось, но она, наверное понимает, раз так говорит». И потому поддакивает: «Да, Вы помните в том такте тарелку роняют на пол – особый звук. Этого не было ни у кого раньше. Какая находка!» Вот так и складывается подобное мнение о весьма второсортном произведении, и, бывает даже выплескивается на страницы прессы. Есть и люди равнодушные, но сказать ведь что-то надо! Например, Екатерина II была совершенно равнодушна к музыке, она ее не понимала. Но она всегда ходила на концерты со специальным человеком, который делал ей знак, когда надо аплодировать. Кстати, императрица покровительствовала искусству не на словах, хотя и годы культуры в России не объявляла.

***
НОКИ им. С.В. Рахманинова, как и многие другие учебные заведения культуры и искусства, не просто классы и мастерские, а огромный творческий коллектив. И самое важное, что это мобильный коллектив, складывающийся, подобно калейдоскопу, в различные ансамбли, выезжающий на любой адрес Новгородской области. Студенты и выпускники-профессионалы, педагоги воспитывают с детсадовского возраста любить и понимать искусство. Концерты, выставки, образовательные программы, творческие акции, которые проводит колледж, прокладывают тропу традиций и современности к неизменным идеалам и ценностям.

Фото из архива Н.В. Серовой

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: