ГлавнаяСтатьиГод культуры в России 2014. Сергей Пухачев: "…сделать фигуру человека, разбирающегося в искусстве, модной"
Опубликовано 1.02.2014 в 12:30, статья, раздел , рубрика
автор: ОК-журнал (Сергей Козлов)
Показов: 654

Год культуры в России 2014. Сергей Пухачев: "…сделать фигуру человека, разбирающегося в искусстве, модной"

Новгородская область вступила в Год культуры России 2014. Мимо такого события пройти невозможно. Что по этому поводу думают ведущие деятели новгородской культуры и искусства? Чем сейчас живут и как развиваются различные направления? Об этом из первых уст узнают наши читатели. Открывает цикл беседа с искусствоведом, кандидатом филологических наук Сергеем Борисовичем Пухачевым, директором Новгородского центра современного искусства.

– Ваше определение культуры?

Культура – всё, что не есть природа. Поэтому под понятие культуры подпадают и застолье, и баня, и мат – всё, что угодно. Если дальше размышлять, то можно сказать, что есть культура и цивилизация. Цивилизация – это, как правило, нечто техногенное, коммуникации, урбанизация. А культура – это то, что имеет отношение к обрядам, к религии. Наконец, под культурой можно понимать формы художественного сознания, образцы «высокой культуры» - кино, театр, живопись и так далее. Но из этих двух определений мне больше нравится первое. Мне интереснее говорить о культуре гусарского мундира или культуре русского застолья.

– В обывательском понимании часто объединяются культура и досуг. Насколько это состоятельно?

Я очень не люблю слово «досуг», так же как и «хобби». Досуг – это некое праздное времяпрепровождение. Как говорится, время не проведешь, оно само кого хочешь проведет. Предлагаю говорить не о досуге, а о свободном времени, которое определяет богатство общества. И на этом поле мы согласны функционировать, рождать какие-то смыслы.

– И вот правительство проводит Год культуры России…

Я не совсем понимаю такую формулировку. «Датский» подход очень опасен, и мы в своей деятельности стараемся от него дистанцироваться. Иначе попадаем в колесо клуба, который реагирует на праздники – 23 февраля, 8 марта, День конституции. Даты, под которые делаются мероприятия. Кстати, «мероприятие» - слово, от которого мы в своем лексиконе избавились, мы говорим – событие или акция. Моя коллега Наталья Голева смотрела интервью с Ольгой Свибловой, и та тоже избегала слова «мероприятие». Подход к деятельности как к мероприятию – разовый, он не позволяет говорить о формировании культурных событий, о понимании культурного процесса, об отражении важных вещей для сегодняшнего развития учреждения или города в целом. Получается какое-то механическое колесо. А мероприятие воспринимается как отдых после трудового дня.

– Однако, датские события позволяют сделать акцент, привлечь внимание публики.

«Сегодня Леонардо да Винчи исполнилось бы 500 лет…». Нет, мы не отвергаем совсем такой подход. Проблема в другом. Например, меня беспокоит ежегодно приходящее 9 мая… Святая память о войне начинает превращаться в некий тираж, в некую привычную, а значит скучную, а еще через пару лет и ненавидимую форму. Тем, кто делает мероприятия, кажется, что пришедшая молодежь воспитывается. А на самом деле это антивоспитание. Если мы за ушко притащим сегодня людей, то завтра они пойдут только под палкой. Кто об этом задумывается? Привычные линейки в школах, привычные концерты… Некий ритуал, в котором исчезает смысл. А мы должны сделать святые даты человеческими. Например, у нас на примете есть выставка «Победная любовь». В Петербурге, на чердаке, нашли чемодан старых неподписанных фотографий. По пути домой из Европы наш офицер радостно фотографировался с разными девчонками. Эти снимки настолько отражают время, что таким образом можно согласиться и с датой. А на День конституции можно привезти фотовыставку из Музея политической истории России, малоизвестные коллекции. А не делать привычные мероприятия «для галочки».

– На мой взгляд, проблема в том, что сегодня происходит подмена религиозного и общественного ритуала ритуалом массовой культуры. Есть ли потребность вернуться к сакрализации, обрядовости культурной деятельности?

Мы занимаемся выставочной практикой. Если ритуал – это восстановление картины мира, то мы в таких ритуализированных формах не мыслим. Ищем современные интенции, стремимся показать всё, что имеет отношение к современной культуре. Показываем новгородскому зрителю (это очень важно, в центре внимания у нас именно новгородский зритель!) некую ретроспекцию и предлагаем художественно-образовательную программу. Люди разных поколений, лишенные знаний об этом, получают возможность восстановить некие вырванные страницы из истории и культуры нашей страны. Помимо остросовременных явлений мы бы хотели, конечно, рассказывать о XX веке. Даже о XIX, но с точки зрения логического исторического процесса. Часто в музеях зрителю предлагают полюбоваться на привозные художественные реликвии без системы. И получается разорванная картина мира. Восстановить ее может художественное образование, которое у нас поставлено из рук вон плохо. В фильме «Вокруг света за 80 дней» с Джеки Чаном есть сцена драки в художественной лавке. В процессе брызжут красками на холст – получаются картины импрессионистов. И еще много подобных примеров в массовой культуре. Западный зритель волей-неволей слышал о художественных аукционах, ценовых рекордах, пропажах известных полотен. Советский зритель был этого лишен. Лишен контактов с западным художественным миром, а идеалом для него были «Богатыри» Васнецова. У молодых людей же художественное образование среди ценностей пока не обнаруживается, во всяком случае, в провинции. И вот чтобы восстановить лакуны, сделать это ценностью, мы и существуем.

– Какие пути для этого есть сегодня?

Здесь есть несколько слоев. Первый слой очевиден – экскурсии по выставкам, рассказы для тех, кому это интересно. Второй слой, гораздо эффективнее – сделать фигуру человека, разбирающегося в искусстве, модной. Главный индикатор в этом смысле – девушки. Они интуицией отбирают людей, которые сегодня наиболее успешны. В 60-е годы это были бородачи-романтики с гитарами, в 70-е ими были завскладами и разного рода «теневики». Сейчас – выбор больше. И вот если молодой интеллигентный человек, посетитель выставок, станет модным, тогда люди будут тянуться к знаниям и умениям воспринимать искусство, читать книги и задавать вопросы. Но как этого добиться? Должны произойти тектонические сдвиги в обществе. Ввести в моду образование не в моих силах. Я готовлю серию лекций, но стопроцентное образование в этой области невозможно. Если хотя бы 10-20 посетителям это станет нужно, то начнется движение.

– А чего не хватает, чтобы это осуществилось?

Тут не хватает среднего класса. Средний класс почему ведь хребет нации? У него помимо трудовых и интеллектуальных ресурсов есть свободные деньги и независимый вкус. И их он хочет вложить. Я знаю, есть такие покупатели, которые составляют коллекции для своих детей из заработанных средств. А вкусы разнообразны, поэтому разные художники находят своих покупателей. Но их мало, ничтожно мало. И это сказывается на культурной жизни. Может, мы тут и нащупали сейчас третий слой. Экскурсии, мода и появление группы людей, которая во всем мире называется средний класс.

– Большинство же зрителей предпочитают не понимать современное искусство. И все чаще очень громко не понимать – с жалобами в книгах отзывах, в письмах в вышестоящие инстанции. Что это за тенденция?

Сейчас телеканалы репродуцируют то, что называется обскурантизм и агрессивное невежество. Ну и «силы зла» выходят на поверхность. То, что раньше было стыдно («а вдруг я чего-то не понимаю»), сейчас не стыдно, поскольку фон появляется идеологический.

– И всё же НЦСИ вступил в Год культуры 2014. Какие проекты будут реализованы в этом году?

Наши планы на год формально сформированы. Мы не стараемся заполнить план полностью. Всё время появляются интересные проекты, которые нужно реализовать именно сейчас. А определенные планы таковы. Современное искусство не особо развернуто в сторону публики. Ведь современный художник прекрасно понимает, что публике нравится сюжет, похожесть, некий реализм. И сознательно бежит от этого, изобретает новый художественный язык и кодирует его, закладывает свои собственные символы. Раскодировать его – задача интерпретатора, показчика, куратора выставки. Сделать это с помощью разъяснительных надписей или как-то по-другому – наша базовая задача. Сблизить зрителя и художника. Но чтобы художник не потерял ничего из своего творчества, а зритель, наоборот, приобрел. Сейчас мы открыли выставку под условным названием «Русский космизм». Это явление 30-х годов XX века, появившееся благодаря последователям Рериха. В одной выставке мы собрали Чюрлениса, Рериха и современных космистов. Одновременно открылась «Отдельная реальность» Алексея Андреева, которую я очень ждал. Этот человек преподавал у нас в Политехническом институте, потом уехал в Петербург, сделал очень интересную карьеру. Он один из ведущих мультипликаторов фильма «Ку! Кин-дза-дза», его фамилия третья в титрах. Алексей привез любопытную выставку компьютерной графики, с богатейшей фантазией. Это разговор о последних достижениях компьютерного искусства, ставшего реальностью. Также у нас завязались очень хорошие контакты со знаменитым петербургским музеем современного искусства «Эрарта». Мы представим лучшее из коллекции музея в марте. Здесь нужно понимать, что любое направление в искусстве обладает разным уровнем. Есть талантливые вещи, а есть не очень. Мы и разбираться-то в этом не сильно научились. Поэтому мы хотим показать новгородцам лучшее в авангардном искусстве.

– А может ли публика сама отличить лучшее от вторичного?

У нас приходит случайный зритель. Мне трудно делать выводы. И наша задача изменить ситуацию. В мае мы продолжим сотрудничество с «Новым городом» и кафедрой архитектуры НовГУ, сделаем выставку «Урбанистика», которая привлечет уже знакомую публику. Это будет рассказ об архитектуре города, удобно ли в нем жить. Еще из ярких событий - «Библейские сюжеты» в сентябре. На мой взгляд, в современном искусстве не хватает сюжетности, авторы решают чисто художественные задачи. И тем самым от публики отходят. Мы предложили новгородским художникам высказаться на эту древнюю тему. А в ноябре будет выставка художественно-сценарного факультета ВГИКа. Это как бы продолжение показов работ преподавателей и студентов ведущих вузов страны. Уже были РГПУ им. Герцена, институт им. Репина, а теперь ВГИК. Тут есть некий поворот темы в кинопрофессию - новгородцы узнают, как делается кино, декорации…

***
Новгородский центр современного искусства уже давно стал своеобразным интеллектуальным храмом. Сама изогнутость выставочного пространства несколько оспаривает привычные прямоугольные музейные лабиринты. На открытиях новых выставок встречаешься с художниками, музыкантами, фотографами, журналистами, поэтами. Сюда приходят не за отдыхом или развлечением. Здесь приобретается опыт: недоумение, раздражение, восторг, глубокая задумчивость – и так до бесконечности эмоций и состояний. И здесь чувствуется быстротечность и изменчивость времени – успеть прокатиться на очередной выставочной волне, которая больше не повторится.

Фото: Ольга Михалёва

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: