ГлавнаяСтатьиДетство для взрослых
Опубликовано 9.01.2014 в 21:38, статья, раздел , рубрика
автор: ОК-журнал (Сергей Козлов)
Показов: 717

Детство для взрослых

KOOZA от Cirque du Soleil. Знаменитый цирк стал ближе к новгородцам, когда в 2010 и 2013 годах выступил в Санкт-Петербурге. Конечно, при огромном желании легендарную труппу можно было увидеть в Москве. Что и сделал автор этих строк в сентябре 2013 года. Тогда же и были сделаны эти заметки. Сейчас, в преддверии нового гастрольного тура с 1 января в Сочи мы решили рассказать об одном из визитов CirqueduSoleil в Россию.

Cirque du Soleil (Монреаль, Канада)
KOOZA

Создатель и режиссер – Дэвид Шайнер
Сценография – Стефан Руа
Художник по костюмам – Мари-Шанталь Вайенкур
Хореограф – Кларенс Форд
Композитор – Жан-Франуса Коте

Мы всё больше окружаем себя системами безопасности – в быту, на работе, на отдыхе. Но вакцины от тяги к риску никто не изобрел, и люди занимаются экстремальными видами спорта, выбирают отпуск в диких заповедных местах планеты. Или, что всего безопаснее, - идут смотреть, как рискуют другие. На спортивную арену. Или в цирк. Ведь тяга к эстетическому тоже весьма похвальное человеческое стремление.

Для тех, кто любит пощекотать себе нервы в удесятерённом размере, знаменитый канадский Cirque du Soleil создал «бродячее» шоу KOOZA. Премьера на североамериканском континенте состоялась еще в 2007 году, а сейчас постановка доехала и до России. По замыслу авторов в ней собраны одни из самых экстремальных цирковых номеров, завернутых в отвязную клоунаду. Концептуально работа режиссера Дэвида Шайнера попроще, чем изысканные бесспорные шедевры Франко Драгоне и Даниэле Финци Паска на арене этого цирка. Зато ставка на адреналин, скорость, фарс делают KOOZA действительно привычным цирковым представлением, но не лишенным исключительной атмосферы всего Cirque du Soleil.

Принципиальным для этой атмосферы остается создание мира на сцене. Со своими законами, системой персонажей, внутренней жизнью, которая начинается задолго до представления и не оканчивается с поклонами. Шайнер предлагает решение, которое имеет множество различных разработок в искусстве – «мир в коробочке». Как подсказывает пресс-релиз, на это намекает само название, образованное от санскритского «koza» - сундук, сокровище. Раскрываются тканевые завесы, за которыми есть нарядная башня. Из нее выскакивают разнообразные персонажи, выкатываются цирковые снаряды (впрочем, опускаются они и из-под купола). А в финале башня вновь прячется в меркнущем свете за тканью. Батаклан (так постановщики окрестили башню) как бы отражает сам цирковой шатер – приоткрывает на краткий мир свои секреты перед зрителями и снова исчезает в мире всереального. Но остаться прежним после столкновения с этим миром практически невозможно. Такую идею в свою очередь отыгрывает главный герой Простак (имя персонажа можно перевести и как Невинный, Наивный).

Немного о сюжете. Простак (Стефан Ландри), наивный лиричный клоун в мешковатом костюме, больше напоминающем пижаму, пытается запустить серого воздушного змея. Безуспешное занятие прерывает почтальон, вручающий герою внушительных размеров посылку. Не трудно догадаться, что из коробки кто-то выскочит. Им оказывается Трикстер, Плут (Бэрри Лоуин), тот самый чертик из табакерки, который призывает на голову Простака Батаклан и все связанные с этим опасные и смешные приключения. Отмерив положенную долю адреналина и красок, Плут скрывается за занавесом, а в руках у Простака остается разноцветный воздушный змей, который теперь радостно летает под куполом. Всё кажется очень простым, узнаваемым. Но внутри этого сюжета режиссер находит возможность зацепить внимательного зрителя сложными взаимоотношениями двух главных героев.

Стройный, с пластикой хищного и ироничного демона, Плут вроде бы представляет темные силы. Он вызывает страх в Простаке, другие персонажи могут сыграть с клоуном недобрую шутку, подкинуть на одеяле, пуститься в преследование… Но с каждым новым номером становится ясно, что через опасные трюки, грубые шутки Плут учит преодолевать ненужный страх и радоваться жизни. И пугающий, агрессивный мир KOOZA превращается в карнавал, прославляющий краски жизни и отрицающий смерть. Акробаты в костюмах дьяволов (в номере «колесо смерти»), целый танцевальный номер скелетов будто позаимствованы из средневековых праздничных шествий, позволявших человеку на несколько мгновений со здоровым юмором отнестись ко всему запретному, неприличному, освободиться от страхов и комплексов.

Да и команда клоунов, во главе с Королем (Рон Кэмпбелл) не дает ни на минуту расслабиться публике. Интеллектуальность, лирика, романтика и прочие атрибуты клоунады, свойственной русским и итальянцам, вычеркнуты здесь безумной рукой. Конечно, исполнители не опускаются до пошлости и запрещенных приемов, но поставить добровольца из публики в неловкое положение перед всем залом, не пощадить стеснительность и деликатность, пройтись по сокровенным местам они могут настолько стремительно, что даже не успеваешь возмутиться, а уж тем более обидеться. Персонажи находят возможности как можно больше тактильного контакта с публикой, заставляя участвовать в трюках, шутках, да и просто протискиваясь по тесным рядам. Разрушая комфорт личного пространства, клоуны будто пускают кровь, вовлекая самые разные темпераменты и уровни восприятия зрителей в единый поток.

И это созвучно акробатическим номерам, придуманным и выполненным на пределе человеческих возможностей. Сложность в них доведена до такого максимума, что артист может сорваться с каната или трапеции, запутаться в лонжах или потерять баланс. И это станет демонстрацией обратной стороны силы – хрупкости. В этом шоу ошибка исполнителя вызывает не меньше сопереживания, чем бравый трюк.

Впрочем, плотская сторона представления постоянно оттеняется театральной мистикой, сказочностью. Человек может многое, но режиссер оставляет место и для волшебства. Палочка, которой Плут управляет своим миром, достается Простаку. И тут Шайнер создает очень трогательную сцену. Оказывается, волшебная палочка, которой можно за доли секунды полностью сменить костюм, посылать электрические разряды – просто блестящая игрушка. Истинная магия заключается в самом Плуте. За спиной у своего ученика он незримо помогает ему управлять своим миром, вселяя в наивного героя уверенность в собственных силах и детский восторг. Всё меньше трикстер ведет себя как демон-искуситель и превращается в заботливого друга. Одна из самых любимых тем детской литературы, когда у героя-ребенка появляется друг из потустороннего мира, который спасает его от серой взрослой жизни, в постановке Шайнера получает самое прямое и узнаваемое воплощение. На прощание Король дарит Простаку свою корону, и все персонажи склоняются перед героем в уважительном поклоне прежде, чем исчезнуть за неприступным занавесом. Бесшабашность и озорство, сарказм и лихачество всё равно венчает сентиментальная нота.

Как известно, детские книжки пишут взрослые, чтобы другие взрослые учились понимать детей. Так и шоу KOOZA в первую очередь воскрешает детство во взрослой публике. Полосатые костюмы Мари-Шанталь Вайенкур, в которых смешались деловые и повседневные фасоны, современность и ретро, делают персонажей похожими на конфеты (шапка Плута одновременно вызывает ассоциации с факелом (уж не от скандинавского ли Локи привет?) и завитком мороженого в рожке). Тут же дерзкие прически и рваные контуры напоминают о молодежном протесте 70-х годов. А таинственное волшебство пришло в постановку из Индии, узнаваемой не только в нарядах и гриме артистов, но и в короне самой башни (сценограф Стефан Руа), проекции из узора веток, и музыке Жана-Франсуа-Коте.

Стремление смешивать экзотическую этнику, ретро-стиль и современную технологичность присуще большинству постановок Cirque du Soleil. Нам всё равно никуда не деться от народных сказок и мифов, от красоты, созданной древними предками. И в то же время ностальгия по вчерашнему дню нам тоже близка. А удивляться новым фокусам и иллюзиям крайне необходимо. Индийская медитативность, драйвовый фанк, атмосфера вычурного и чувственного кабаре, узнаваемые коды детской литературы – смесь оказалась весьма органичной и увлекательной в KOOZA. При этом крупные мазки и мельчайшие детали постановки практически невозможно считать во всей их концептуальной осмысленности – для этого требуются и широкие познания, и эмоциональная натренированность. Разглядеть забавные шестеренки, украшающие костюмы многих персонажей, и поразмыслить над культурными пластами, их породившими, не дает адреналиновый заряд. Пощекотав нервы, возбудив жажду жизни, шоу оставляет ощущение защищенности, возвращения домой к привычной жизни. Которая, однако, уже не будет прежней.

Великий Новгород – Москва

Фото: пресс-служба Cirque du Soleil Rus

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: